Пантуркизм - это расистское направление пантюркистской идеологии

2 июля, 2017 - 23:40

Власти Турции и Азербайджана только за последние десятилетия реализовали сотни тяжких международных и внутригосударственных преступлений, которые так и остались без должных меджународно-правовых последствий. Такое обстоятельство находится в полном соответствии с преступной идеологией пантуркизма по насильственному отуречиванию автохтонных и разно-этничных тюркоязычных этносов.

Пантуркизм, как базовое расистское направление османской, позднее, турецкой государственной идеологии пантюркизма, функционировал и по сей день функционирует в Турции и Азербайджане то в мягкой, то в жесткой форме. Ныне пантуркизм завершает свою миссию в пределах этих стран политическими, экономическими и другими, в том числе, псевдонаучными и принудительными средствами в силу того, что в этих странах нет существенной разницы между титульными этносами. Но миссия пантуркизма продолжается в регионах России, Ирана и Средней Азии. Далее рассмотрим лишь принудительные и псевдонаучные средства реализации этой идеологии в Османской империи, Турции и Азербайджане. Но сначала, для неосведомленных читателей, проясним вопрос: являются ли азербайджанцы турками.

Основные процессы, происходящие в Османской империи, с ХХ века в Турции и Азербайджане, мало чем отличались и отличаются друг от друга. А этнические процессы были почти тождественными. Поэтому возникает вопрос: являются ли азербайджанцы турками. Этот вопрос исходит и из многократно озвученного властями Турции и Азербайджана принципа: «Бир миллет – ики довлеет» («Один народ – два государства»). Причем, этот принцип, с далеко идущими последствиями, в основном соблюдают и турки, и азербайджанцы, ибо многие азербайджанцы себя считают и турками, с чем многие турки согласны. При утвердительном ответе на поставленный вопрос надо полагать, что официальное самоназвание азербайджанцев – «азербайджанли» – носит лишь фиктивный характер, ибо определение полной этнической общности по признаку самоназвания требует его совпадения. В противном случае, а именно при полном отсутствии дипломатических нюансов, придется полагать, что азербайджанцы являются субъэтносом турок, ибо по многим признакам, включая «язык», этническая общность этих народов очевидна. Такое предположение - тот минимум, который напрашивается и с точки зрения следующего факта: формирование этнических турок началось в недалеком прошлом, хотя и пока не завершилось (об этом сказано и в статье Станислава Тарасова « Эрдоган в проруби между «новой» и «старой» Турцией»), а формирование азербайджанцев началось позже, спустя всего несколько десятилетий. Так или иначе, нам следует определиться, когда и какими средствами началось формирование анатолийских турков.

В статье « Где и когда начал формироваться азербайджанский этнос?» нами было установлено, что формирование азербайджанских турков началось где-то к середине ХХ века в АзССР. Аналогичным образом можно установить, что формирование анатолийских турков началось не ранее стыка XIX и XX веков. Тем не менее, вкратце остановимся на этом вопросе, ибо причины зарождения этих этнических групп имеют и небольшую разницу. Ведь формированию азербайджанских турков в значительной мере способствовал и указ из Кремля о запрете кочевого образа жизни в СССР. В Османской же империи такого указа не было. Но вместо этого уже с середины XIX века в этой империи из властных структур прозвучали призывы к погромам и резне не тюркоязычных этносов. А к концу того же века подобные преступления стали традиционно массовыми, что находилось в полном соответствии с более широкой идеологией, называемой пантюркизмом, в основе которого лежат и идеи о необходимости политической консолидации тюркоязычных этносов на основе их культурной общности.

Мало кому не известно, что разно-этничные тюркоязычные племена и народности Османской империи постепенно стали утрачивать свой тюркский облик, после того, как они в более или менее значительном количестве из-за Каспия начали кочевать в наш регион, начиная с ХI века. Поэтому вполне разумно считать, что в этой империи происходил этноцид не тюркских автохтонных народов еще задолго до начала формирования единого турецкого этноса. Но с конца XIX века в Османской империи этноцид осуществлялся как путем угрозы применения геноцида, так и за счет известных актов геноцида, в исполнении многочисленных разно-этничных тюркоязычных прототурков, под лозунгами «смерть» тому или иному, чаще всего христианскому, народу. С другой стороны, тюркоязычные прототурки, имея различные этнические самоназвания, и, уже заметно сменившие свой облик на европеоидный, имели и общую самоидентификацию по подрасовому (а по своей сути, по подязыковому) признаку, которая поныне выражается словом «тюрк». Так было до зарождения оседлых этнических турков с выраженным европеоидным обликом и со стертой исторической памятью у насильственно отуреченных автохтонов. И где-то на стыке XIX и ХХ веков для османцев слово «тюрк», сохраняя прежнее содержание в качестве представителя различных тюркоязычных этносов, начал приобретать и значение «турок», в качестве представителя единого турецкого этноса. Именно поэтому самостоятельный турецкий оседлый этнос начал формироваться где-то с начала XX века в Османской империи, на базе десятков различных тюркоязычных племен и народностей, а также этноцида автохтонных народов Малой Азии. Кстати, у азербайджанцев поныне происходит тот же процесс – слово «тюрк» постепенно приобретает то же самое двухзначное значение, если конечно своевременно не произойдет упразднение незаконорожденного Азербайджана.

Однако, внешний мир продолжает разно-этничных тюркоязычных представителей Сельджукской и Османской империй, т.е. по сути прототурков, ошибочно называть турками, несмотря на то, что в средневековые годы, например в России, под термином «турки» подразумевали не современный единый турецкий этнос, а всю совокупность тюркоязычных прототурков сельджуков или османцев. Аналогичным образом, внешний мир средневековый термин «Турция» ошибочно отождествляет с Османской или Сельджукской империей, а позже и с современной Турцией. И это несмотря на то, что слово «Турция» впервые возникло в конце XII века в Европе лишь для обозначения Анатолийской части Сельджукской империи. Иначе говоря, тогда это слово имело лишь географическое содержание. Следовательно, в те годы слово «Турция» не имело этнического содержания как ныне. К тому же турецкая историография, в том числе азербайджанская, Сельджукскую империю ныне рассматривает в качестве турецко-азербайджанской государственности с целью удревнения начала формирования турецкого, в том числе азербайджаского, этноса. И это несмотря на то, что в этой империи, кстати, до середины XIX века и в Османской империи, абсолютное большинство жителей составляли автохтонные жители в сравнении к тюркоязычным прототуркам. Такое ошибочное восприятие терминов «турок» и «Турция» снижает восприятие расистской составляющей идеологии пантюркизма, названной нами пантуркизмом.

Меджу тем, если после падения Российской империи в 1917 г. османцам удалось бы завладеть Закавказьем, то возможно формирование азербайджанских турков началось бы параллельно с османскими турками в начале ХХ века. А по факту, в составе СССР, их формирование началось спустя десятилетия в АзССР, в полном соответствии с идеологией пантуркизма как по отуречиванию разно-этничных тюркоязычных этносов Закавказья, так и автохтонных жителей. Можно возразить: каким же образом большевики могли позволить такое? Дело в том, что исходя из большевистских идеологических соображений, в Закавказье одновременно с идеологией пантуркизма действовала и большевистская государственная пропаганда по укрупнению малочисленных этнических групп в единый крупный этнос с внешним названием «азербайджанец», в том числе с целью включения Иранской провинции Азербайджан (Озарбойджан) в состав СССР. Но де-факто, эта Кремлевская пропаганда и ее практическая реализация оказала лишь медвежью услугу пантуркистской идеологии.

Согласно той же идеологии пантуркизма в этих странах наплевательски относятся и к научной ответственности, особенно по направлениям научной истории, что отражается и в смежных научных областях. По сути, не только власти этих стран, но люди занятые «научной» деятельностью, совершают преступление по отношению к той общечеловеческой ценности, которую мы называем наукой. Причем преднамеренно наплевательское отношение к научной ответственности - важное средство для реализации идеологии пантуркизма. Ведь ни для кого не секрет, что научная исто¬рия и прогрессивная идеология, так же как псевдоистория и реакционная идеология, являются важными компонентами для становления индивидуума и его этнической самоидентификации. Именно поэтому, в основу окончательного формирования турецкого этноса заложена государственная идеология пантуркизма, составной частью которой является и фальсификация историй автохтонных народов нашего региона, с целью присвоения культурного наследия этих народов и удревнения турецкого этноса. Так что, совершенно не случайно, что историография анатолийских и азербайджанских турков переполнена и псевдонаучными трудами. Для полноценного восприятия степени научной ответственности в Азербайджане и Турции вкратце остановимся и на понятии «научный подход» или «научное мышление».

Любая научная область имеет свои разрешенные и неразрешенные вопросы. При этом научная история, как и любая другая научная область, должна складываться не на пустом месте. Это не пустое место наполняется исходными (базовыми) понятиями таким образом, чтобы можно было с помощью этих понятий сформулировать ограниченное или неограниченное (например, в научной истории) количество непротиворечивых утверждений (в математике и некоторых других дисциплинах называют аксиомами), на основании которых можно устанавливать достоверность других результативных утверждений, из рассматриваемой научной области. Эти исходные утверждения представляются языковыми данными по предметной области данной теории. Они не подлежат доказательству, но обязательно взаимствованы из опыта, путем наблюдения естественных явлений или научных экспериментов. И при выводе результативных утверждений, исходя из исходных, позволительно пользоваться любыми доступными научными методами познания. Причем, независимо от области научной деятельности, научное познание является исторически развивающимся процессом с точки зрения уточнения старых, в том числе исходных утверждений, и получения новых результатов (результативных утверждений), достоверность которых может подтвердиться человеческой практикой как в настоящем, так и в будущем. Незамеченная противоречивость исходных утверждений (в силу того, что научный подход не обязывает доказывать их справедливость) может быть замеченным и на каком-то этапе этого развивающегося процесса. Поэтому научный подход позволяет считать научным и противоречивую по своей сути область исследования, но до тех пор, пока нам неизвестна ее противоречивость. В то же время, если ее противоречивость доказывается, то она перестает быть научной. Но ее можно совершенствовать так, чтобы была снята причина противоречия. Например, путем построения альтернативной, или обобщающей теории, когда все исходные утверждения верны при различных обстоятельствах. Именно поэтому, понятно с какой целью, из Азербайджана прозвучало намерение построить альтернативную историческую науку. Но для научной истории этносов очевидно, что построение альтернативной или обобщающей истории недопустимо, ибо исходные исторические утверждения состоят не только из первоначальных исходных утверждений, но и из промежуточных и современных, на основании которых воспроизводятся результативные утверждения о политической, экономической, социальной и культурной жизни того или иного этноса, пусть даже не в полной мере. Любая кажущаяся противоречивость исторических процессов обусловлена либо низким уровнем научного познания, либо идеологическими спекуляциями. При этом, в предметной области научной истории, научное познание развивающихся этносов обязательно достигается не только логическим методом, присущий всем научным направлениям, но и историческим. Исторический метод соблюдается путем прослеживания существенных сторон образа жизни того или иного этноса или остатков из его прошлого, учета этапов развития этносов, перехода от наблюдаемых данных (по сути, от исходных утверждений) к результативным утверждениям касательно конкретного этноса и установления на этой основе общей исторической закономерности от становления рассматриваемого этноса до его фактического развития. Таким путем научная история, как характеристика процесса развития человеческих сообществ и человеческого общества в целом, имеет не меньшее право считаться наукой, чем скажем математика.

Представленный научный подход, по крайней мере на данный момент, единственный вариант для получения знаний о мире с точки зрения его совершенствования с благими намерениями. В противном случае будем иметь дело, к примеру, с пропагандой лжи, но не с научной деятельностью. Поэтому при знакомстве с историографическими источниками турок, где не соблюдены элементарные требования научного подхода, явно видны реакционные намерения пантуркистской идеологии. При этом, конечно же не каждое результативное или исходное утверждение из тех или иных исторических источников может соответствовать действительности. Более того, нужно согласиться, что исторические и другие научные результаты могут оказаться не истиной последней инстанции. Но ведь неопределенность можно подтвердить, опровергнуть или оставить в виде предположений или конкретной гипотезы в силу отсутствия полной информации о нем или сложности задачи с точки зрения современного уровня научного познания. Как это делается, также известно. Следует соблюдать научный подход к исторической науке с целью раскрытия всевозможных предполагаемых вариантов, среди которых может оказаться и подсказка истины. При этом надо ссылаться на уже подтвержденные факты, а также воспользоваться не предвзятой логикой с учетом хронологии этих фактов. Причем фактические исторические данные могут накапливаться не только из исторических источников. Они могут накапливаться и из других областей, например, языкознания, археологии, антропологии и культурного наследия интересуемых этносов. Но и в этих направлениях турецкие идеологи, а за ними и историографы сочиняют сказки. По сути, турецкие историографы по сей день заняты преднамеренной подгонкой исходных утверждений, с целью решить задачи следующие из пантуркистской идеологии по отуречиванию тех или иных этносов. Такие задачи, поставленные госорганами Турции и Азербайджана, просачивались и в СМИ. Поэтому, кроме честных, но зомбированных турецкой пропагандой людей, всем, кто интересуется данной темой, известно, что историография азербайджанских и анатолийских турков занята присвоением культурного наследия автохтонных народов. В частности, в Азербайджане происходит наглое присвоение культурного наследия лезгиского, талышского, персидского, грузинского и армянского народов.

Кстати, в математике широко пользуются и альтернативными математическими теориями. Такая теория строится путем замены некоторых или всех исходных непротиворечивых утверждений (аксиом) из известной теории другими исходными аксиомами. Она строится, когда путем наблюдений возникает новая идея формулировок аксиом. Эта новая теория рассматривается в качестве альтернативной математической теории, если результативные утверждения альтернативной теории изменятся по отношению к прежней. К примеру, геометрии Евклида, Лобачевского и Римана - альтернативные теории из области математики. Причем, если сумма углов треугольника по Евклиду равна 180 градусов, то по Лобачевскому она меньше, а по Риману - больше 180. Результаты совершенно разные и противоречивые по той причине, что одни и те же исходные понятия рассматриваются при разных обстоятельствах. Но это противоречие было снято путем построения новой, обобщающей математической теории. Поэтому альтернативные теории имеют право на жизнь. Однако всякую чушь или историографию, вытекающая из расистской идеологии пантуркизма, называть научной слишком глупо.

Сос Гюлумян, специально для ИЦ «Еркрамас»

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.