Очевидец Спитакского землетрясения Михаил Шахназарян: «Не верю, что тогда погибло только 30 тысяч человек»

22 ноября, 2018 - 19:31

7 декабря 2018 года исполняется 30 лет со дня землетрясения в Армении.

Тем зимним утром всего за полминуты был уничтожен город Спитак, разрушены Ленинакан, Кировакан и Степанаван, пострадали десятки других городов, сотни сёл.

Специалисты подсчитали, что в недрах земли в тот день высвободилась энергия, эквивалентная взрыву десяти атомных бомб. Десять Хиросим пережила Армения. Волна, вызванная чудовищным землетрясением, дважды обогнула планету.

Только по официальным данным, трагедия унесла жизни 25 тысяч человек (неофициальные цифры больше в несколько раз). Ещё 140 тысяч человек стали инвалидами. Более полумиллиона людей лишились крова.

Мне было тогда всего десять лет, но я очень хорошо помню, как сострадали жителям Армении новгородцы. Люди плакали во время выпусков новостей.

Конечно, в те времена катастрофы не показывали по телевидению так ярко и детально, как сейчас. Тогда не было ток-шоу, интернета, социальных сетей, мобильников с фотокамерами. Но в то время мы были единой страной. И здесь, в Новгороде, люди понимали, что огромная беда пришла к братскому народу, в наш общий дом.

Именно в те дни я впервые взялась за перо: сопереживание, бессилие, желание помочь выплеснулись на бумагу детским рассказом.

Президенту Новгородской областной федерации тхэквондо, известному новгородскому тренеру Михаилу Шахназаряну тогда было 24 года. 7 декабря он отправился на место трагедии, хотя в тот день ещё не знал, что ему предстоит увидеть и пережить.

Мы побеседовали в преддверии скорбной годовщины.

- Михаил Михайлович, где вас застало землетрясение?

- В это время я был в Ереване. Мы с другом после армии работали в «Ереванстрое» электриками, строили дома. Этот дом уже был построен, остались отделочные работы. Было без двадцати минут двенадцать, я это очень хорошо помню.

Приближалось время обеда, и работники, взрослые мужики, кто уже закончил работу, на втором этаже играли в нарды. А я любил посидеть и посмотреть, как они играют. Солнечная погода была, очень четко помню. И вот без двадцати двенадцать как зашатало… Прилично зашатало. Мужики стали прыгать со второго этажа. Честно говоря, я засмеялся над ними. И один из них мне говорит: «Сынок, не смейся, это – землетрясение». Для меня это был первый раз в жизни, и я остался, не прыгнул, думал: «Что за дела?».

Тогда ведь не было интернета. И так как информации никакой не было, мы ничего не знали. Связи с теми районами нет, всё нарушено. Я днём поработал, а потом пошел на учёбу – я по вечерам учился в Ереванском политехническом. Прихожу, а там полно автобусов стоит, и все отправляются в Ленинакан, Спитак и так далее.

А Ленинакан это был такой веселый район, как в советское время – Одесса. Ленинаканцы, как одесситы, любят хохмить. И мы, студенты, чисто из любопытства, решили пропустить учёбу и поехать в Ленинакан. И всю дорогу в автобусе - хи-хи, ха-ха, рассказывали анекдоты про ленинаканцев. Подъехали ближе к городу – а там столько машин. Легковые остановили, автобусам дали проход.

Мы въехали в город, смотрим и не понимаем... Одни руины. Просто руины.

Я сказал ребятам, что возвращаюсь домой и приеду сюда со своей бригадой. Нашёл попутку. На следующее утро наше строительно-монтажное управление № 16 (а у нас были краны и всё, всё, всё), вся бригада выехала туда.

Вся страна, весь мир помогал. Весь мир! Самолёты прилетать не успевали – одни прилетают, другие уже на подходе. Не забуду людей, которые приехали на помощь. Скажем, мужик из Ростова взял свой кран, приехал…

    Я врагу не пожелаю того, что я там видел. Наш директор ящиками водку привозил, чтобы мы это выдержали. Мы, молодые, говорили, что не хотим пить, но он заставлял, потому что без этого было не обойтись.

Психика у всех была настолько нарушена…

    Представьте, вокруг горы трупов, а мы сидим, кушаем. Подходит радостный мужик и говорит нам: «Слава Богу, я вытащил сына, похоронил».

Мы пробыли там две недели.

- Удавалось вытаскивать живых?

- Если не ошибаюсь, наша бригада живыми вытащила 17 человек. А про мёртвых не говорю. Просто это ужас, я не хочу вспоминать подробности. Такого не пожелаешь никому. Мы как роботы стали, все делали механически. Вытаскивали живого – ох, какая радость! Передавали - и дальше работали, не уставая. Пока был шанс кого-то ещё спасти.

    Помню такой случай. С нами бок о бок работал грузин, он тоже на своей машине, на кране приехал, работал, такой скромный. А один дедушка чуть ли ни руками пытался плиты поднимать, говорил, что у него под ними дочка, внучка… На вторые сутки панель подняли, а там… Его дочка просто обняла внучку, и их раздавило. Я никогда не забуду слезы этого грузина – он отошел, чтобы никто не видел.

Я, и не только я, но любой армянин скажет: враньё, что погибло 30 тысяч человек. Полное враньё. Потому что только город Спитак с 30-тысячным населением полностью сравняло с землёй. А Ленинакан был вторым по величине городом Армении. В нём выдержали только сталинские дома. В них были лишь мелкие трещины. А построенные позже сразу развалились, рухнули, как карточный домик. И ведь время-то было без двадцати двенадцать, дети были в школах. Панельные школы рухнули, все были поголовно раздавлены – ни одного живого… Вот такая картина была жуткая.

Мне долго кошмары снились. Просыпаешься – и как будто опять всё рядом.

- В конце ноября на экраны выйдет фильм «Спитак» об этом землетрясении. Трейлер впечатляет. Но фильм 2016 года «Землетрясение» тоже, на мой взгляд, сильный. Решились его посмотреть?

- Мне отец воспитанника позвонил, когда его посмотрел. Он плакал. И я тоже его посмотрел. У меня аж комок в горле был, снова начал всё вспоминать. Говорю: «Лёша, шикарный фильм, но это слишком минимальный эпизод. А там, представь, всё во сто крат. Ты просто не понимаешь, что творится – дома, дома и всё разрушено. То, что я видел там – жуть. Просто жуть. Полная катастрофа». Но фильм я советую посмотреть. Там никакого вранья абсолютно нет.

- Вы говорили об особенном жизнелюбивом характере ленинаканцев. Он как-то проявился в те дни?

- Да, они такой удивительный народ, были не сломлены, буквально через пару дней выживали шутками, анекдоты придумывали. Ну, например: приходит мужик к врачу, говорит, что во время землетрясения ухо потерял. Врач выдает ухо, может, твое? Мужик говорит – нет, не моё, я на своё жвачку прилепил.

В общем, справлялись, выходили из ситуации. Народ был очень сплоченный. Очень.

Ещё хорошо помню, что погода стояла тёплая. Где-то 15-16 градусов. Солнышко светило. Снег уже потом выпал. Стало привычно – идёшь по улице, и везде, везде горы трупов. Гробов не хватало. Боялись, что начнется инфекция. Потом гробы начали привозить фурами. Начали хоронить, выделяли участки.

- Вы ведь поехали добровольцами, а на месте работали и официальные службы. Как всё это состыковывалось, как была организована работа, снабжение?

- Да, мы были добровольцами, нас никто не заставлял. Но ведь у нас было официальное СМУ, строители. Наверху тоже знали, что выехала бригада. Люди приезжали и просто брали какое-то здание и начинали работать. Никто не ехал туда за зарплатой или чем-то в этом роде. Просто ехали помогать. Я даже эпизод помню: идём уставшие с другом, а везде стоят фуры с помощью, раздают все, кому что нужно – хлеб, съестное. Видим в одной шоколадки, друг говорит мне – может, возьмем немножко? Встали в очередь, и стыдно стало, решили уйти, а люди услышали – и все карманы нам наполнили…

Я еще хочу сказать о том, что очень помогала армянская диаспора. Наш Шарль Азнавур просто чудеса творил, столько сделал! Но я не хочу кого-то отдельно выделить. Все, все, вся помогали, вся страна, весь мир. Низкий поклон любому простому человеку, который по своей инициативе приехал.

- Возвращаясь к фильму «Землетрясение». В нём показана жестокая компания мародёров. А вам доводилось о таком слышать?

- В таких случаях всегда есть мародёры, но в Ленинакане их было минимально. Я хорошо помню, что был приказ – не судить, расстреливать прямо на месте. Один раз я слышал выстрелы. Мы ночью сидели возле костра и услышали выстрелы. Военные сказали, что поймали мародёров.

- Это был конец 1988-го года – до развала СССР оставалось совсем немного…

- Да, если вспоминать те годы, то ведь катастрофа произошла еще на фоне жутких карабахских событий… А что касается развала Советского Союза, то помощь была до этого момента, а потом сошла на нет. Осталось много недостроенного. Но помогала диаспора, со всего мира. Всё восстановили, построили клиники по последнему слову техники, всё развивается.

- Вы бывали в тех местах в последние годы?

- Был там десять лет назад, но планируем поехать с другом. Хочу всё увидеть своими глазами. Всё восстановлено, но людское горе на забывается. Повторюсь: я никогда не поверю, что там погибло тридцать тысяч. Просто в советское время была определенная грань – больше называть было нельзя, после какого-то количества катастрофа была уже другого уровня. По неофициальной версии погибло до 100 тысяч человек.

- Есть мемориальные комплексы в память об этой трагедии?

- Конечно, есть в Ленинакане, в Ереване. Тридцать лет прошло, а я как сегодня всё помню, и всё перед глазами. И народ каждый год вспоминает тот день, чтит память.

- Наверное, у каждой армянской семьи погибли в той катастрофе родные или друзья. И, наверное, и в Новгороде сейчас живут люди, пережившие ту трагедию.

- Здесь много семей из Ленинакана и тех мест. Например, в Новгороде живут муж и жена, потерявшие во время землетрясения двух детей. Потом они переехали сюда. Сумели восстановиться из пепла, родили еще детей. Они уже взрослые.

- Какой ужас – потерять детей, а самому выжить…

- Да, из них слова не вытянешь о том, что было тогда.

- А как вы оказались в Новгороде?

z 097445c2- У меня здесь очень давно живут братья. Честно говоря, я вообще не думал переезжать сюда. Я возглавлял сборную Армении, у меня всё было идеально. Приехал к братьям на пару месяцев в 1992 году. А они сразу улыбнулись: «Новгород – болото, на два месяца не получится». И эти два месяца уже превратились уже в 26 лет.

- В Хутынском монастыре, где в древности был храм в честь просветителя Армении Григория, есть армянская святыня, крест хачкар. Соберутся ли 7 декабря возле него новгородские армяне?

- Собираемся каждый год, причем негласно, спонтанно. Уверен на сто процентов, что и в этом году соберёмся.

Иллюстрации: Википедия, nssp-gov.am; russia-armenia.info, открытые источники сети, страница Михаила Шахназаряна в соцсетях.

Ольга Лаврова

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.