Бывший сенатор требует справедливости

1 августа, 2019 - 15:04

На каких правовых основаниях был осужден в 2008 году, по обвинению в попытке мошенничества, тогдашний член Совета Федерации Федерального Собрания РФ от Республики Калмыкия Левон Чахмахчян? Не были ли при этом нарушены/попраны ключевые демократические права? Российским властям предстоит ответить на ряд подобных вопросов, связанных с той нелицеприятной историей. Причем ответить достаточно оперативно и исчерпывающе. Потому что эти вопросы, рассмотрев жалобу адвокатов экс-сенатора, адресовал Правительству РФ Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

“Бывает и на адвокатской улице небольшой праздник,- написала на своей странице в соцсети Facebook адвокат г-на Чахмахчяна – Анна Ставицкая.- Европейский Суд 9 июля 2019 года коммуницировал нашу с адвокатом Каринной Москаленко жалобу по делу экс-сенатора от Калмыкии Левона Чахмахчяна и задал по его делу отличные вопросы нашему правительству”.

Вопросы касаются следующего:

 Нарушило ли проведение полицией “оперативного эксперимента”, включая аудио- и видеозапись, права первого заявителя (Л.Чахмахчяна – А.Г.) на уважение его частной жизни? (Прецеденты: Bykov v. Russia [GC], №. 4378/02, 10 March 2009, and Akhlyustin v. Russia, №. 21200/05, 7 November 2017)? В частности, учитывая, что в рассматриваемый период первый заявитель был членом Совета Федерации и, следовательно, имел иммунитет от уголовного преследования, было ли продолжение “оперативного эксперимента” законным уже после того, как он оказался вовлечённым в него?

 Нарушило ли прослушивание (перехват) телефонных переговоров первого заявителя его право на уважение частной жизни и личной корреспонденции (прецедент: Moskalev v. Russia, №. 44045/05, 7 November 2017)?

 Регулировало ли детально российское законодательство случаи лиц, переговоры которых прослушивались (были перехвачены) случайно, только по той причине, что они участвовали в разговоре с человеком, чьи переговоры законно прослушивались властями? (Прецеденты: Amann v. Switzerland [GC], №. 27798/95, § 61, ECHR 2000-II; Matheron v. France, №. 57752/00, §§ 29-44, 29 March 2005; Pruteanu v. Romania, №. 30181/05, §§ 44-45 and 50-58, 3 February 2015; and Versini-Campinchi and Crasnianski v. France, №. 49176/11, §§ 54-55 and 62-74, 16 June 2016)? В частности, предусматривало ли российское законодательство процедуру, которой следует придерживаться в случаях, когда при прослушивании телефона подозреваемого власти случайно перехватывают разговоры с членом парламента, который имеет иммунитет от уголовного преследования?

Для справки:

Выражаясь черствым языком юриспруденции, оперативный эксперимент – это изучение поведения лица в искусственно созданных управляемых или контролируемых условиях либо проведение иных опытных действий, непосредственно не связанных с поведением лица, для получения информации, которой проверяют и/или уточняют имеющиеся сведения о приготовлении, покушении на или совершении преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления.

Оперативный эксперимент характеризуется как сложное экспериментальное оперативно-розыскное мероприятие. Различают его основной, ограничительный и льготный составы этого. Объект оперативного эксперимента усеченный: с его помощью допустимо защищать только отдельные уголовно-правовые отношения, которые воз­никают при совершении преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления.

Запросы и вопросы

Термином “коммуницирование” обозначают отправку жалобы, поступившей в ЕСПЧ, государству-ответчику, действия которого обжалуются, для ознакомления и представления по ней письменных замечаний. Этот этап разбирательства начинается, если данная жалоба не признана Европейским Судом (судьей, рассматривающим дело единолично, либо комиссией из трех судей) неприемлемой и не исключена им из списка подлежащих рассмотрению дел на первом этапе производства. О поступившей жалобе официально сообщается уполномоченному данного государства  при ЕСПЧ. Наряду с таким уведомлением, государству-ответчику предлагается представить свой письменный отзыв (Меморандум), в том числе – по вопросам, касающимся приемлемости жалобы.

Кроме того, Секретариат ЕСПЧ направляет обеим сторонам разбирательства подготовленный им самим документ, который называется “Изложение фактов, существо жалобы и вопросы сторонам”. В данном документе Секретариат ЕСПЧ  излагает свое видение фактов дела, основанное на представленных заявителем материалах, а также самостоятельно формулирует существо жалобы, каким оно ему представляется, и прямо ставит перед сторонами вопросы, возникшие у ЕСПЧ. Стороны могут не согласиться с этим изложением фактов – частично, а то и полностью – и представить свою трактовку вопроса. Документы, подготовленные Секретариатом ЕСПЧ, публикуются в интернете в разделе коммуницированных жалоб ЕСПЧ. И они доступны в сети, если сведения о коммуницировании жалобы там также опубликованы. (Источник: http://kam-merch.ru/kommunicirovanie-zhaloby/).

С другой стороны, правило 40 Регламента ЕСПЧ предусматривает возможность досрочного уведомления властей государства-ответчика о поданной против него жалобе, т.е. уведомлении о ней без формулирования вопросов сторонам. Однако подобное уведомление делается крайне редко и требует принятия соответствующего решения председателем (президентом) соответствующей палаты ЕСПЧ. О принятии такого решения уведомляется заявитель или его представитель.

Коммуницирование жалобы — важный этап рассмотрения дела Европейским судом по правам человека. С момента поступления жалобы суд впервые сообщает государству-ответчику о наличии жалобы и предлагает предоставить письменный отзыв (меморандум) со своим видением обстоятельств дела, а также ответить на ряд вопросов суда. Правда, коммуницирование жалобы формально не означает, что она признана приемлемой: таковой она объявляется только решением либо постановлением ЕСПЧ. Но в то же время это уже свидетельствует, что жалоба не была признана неприемлемой при первичном рассмотрении, и многократно повышает шансы на положительное для заявителя решение суда хотя бы в какой-то части его жалобы.

Шустрые стряпчие

Приписываемое Левону Чахмахчяну преступление – попытка мошенничества,- по мнению служителей российской Фемиды, было им совершено 2 июня 2006 года. Сергей Миронов, тогдашний председатель Совета Федерации, раздумывал более 20 дней – пригласить Чахмахчяна на заседание СФ для рассмотрения вопроса о снятии с него неприкосновенности, или нет. Потом обратился в Народный Хурал (Парламент) Калмыкии, чтобы его отозвали. И 23 июня, на основании постановления высшего законодательного органа этого субъекта РФ, его сенаторские полномочия были досрочно прекращены. Но даже после этого российская Генпрокуратура не могла определиться, что с ним делать: ведь “преступление” было им совершено тогда, когда он был членом СФ.

Новый генпрокурор Юрий Чайка, назначенный в аккурат 23 июня 2006 года, несколько раз обращался к Миронову с просьбой снять неприкосновенность с Л.Чахмахчяна. Миронов, натурально, не знал, что отвечать. И Чайка 7 месяцев не арестовывал нашего соотечественника, так как на это не было согласия СФ. "Левон Хоренович - единственный представитель законодательного органа России и СССР, начиная с первой Государственной Думы Российской империи 1906 года по настоящее время, которого судили, не сняв с него неприкосновенность”,- отмечает Анна Ставицкая.

В итоге “заказчики” (главным организатором провокации оказался председатель совета директоров авиакомпании “Трансаэро” Александр Плешаков) все-таки “уломали” Чайку. Однако подписывать постановление о привлечении Чахмахчяна к уголовной ответственности тот отказался. И постановление подписал следователь Кметь (фамилия такая), не имея на то никаких правомочий.

Кстати:

Рафаил Кметь предпочитает обстряпывать свои делишки в прохладной тиши кабинетов. Ныне этот выходец с Западной Украины – старший следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры и Следственного комитета РФ в отставке, генерал-майор, государственный советник юстиции, почетный работник прокуратуры. Выйдя на пенсию, переквалифицировался в адвоката. При этом сначала получил “корочку” защитника в захолустной Костроме; наверное,  видимо, в провинции ее легче раздобыть. А уж затем, в декабре 2013-го, без пыли и шуму пристроился в Адвокатскую палату г. Москвы, где ему присвоили реестровый номер 77/11570.

Впрочем, никто никогда не слышал ни об одном судебном процессе, который бы Кметь выиграл. А все потому, что свой основной доход Рафаил Брониславович получает, пользуясь старыми связями в правоохранительных органах. Работая в которых, он, по отзывам сослуживцев, вполне заслуженно приобрел репутацию “беспредельщика”. (Источник: сайт “Преступная Россия”).

В итоге на Левона Чахмахчяна завели дело и приговорили к 7,5 годам лишения свободы. Весной 2011 г. он был освобожден – с пометкой “условно-досрочно”. По сообщению радиостанции “Эхо Москвы”, еще в ходе расследования спецслужбы возбудили уголовное дело о разглашении гостайны против адвоката Чахмахчяна – Бориса Кузнецова, который летом 2008 года покинул Россию и получил политическое убежище в США.

Однако сегодня ситуация изменилась. В октябре 2015 года авиакомпания “Трансаэро” прекратила свою деятельность из за многомиллиардных долгов кредиторам, а упомянутый господин Плешаков, вместе с семьей, подался в бега, скрываясь от правосудия. Скрывается он не где-нибудь, а в Баку, пользуясь всяческим расположением президента Азербайджана Ильхама Алиева, с которым состоит в исключительно приятельских отношениях. А непосредственные исполнители заказа – прокурор Сергей Дубинский, сотрудники ФСБ Дмитрий Фролов, Кирилл Черкалин и Андрей Васильев находятся сейчас в Лефортовском СИЗО. Законное возмездие, можно сказать, начало настигать негодяев? 

    Ашот Гарегинян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.