Мисак Мецаренц: «Моих желаний золотые пчелы…»

19 августа, 2019 - 20:27

Мисак Мецаренц (Мецатурян, 1886–1908) — западноармянский поэт, романтик. Родился в селе Бинкян Харбердского вилайета.

Основные мотивы поэзии Мисака Мецаренца — природа, любовь — окрашены безысходным пессимизмом. Его творчество испытало сильное влияние французского символизма. Мецаренц начал печататься с 1903 года. При жизни поэта были изданы две книги стихотворений: «Циацан» («Радуга») и «Нор тахер» («Новые песни»).



ПЕСНЬ РАССВЕТА

Монастырский звонарь зазвонил среди гор,

И сбегаются в сумерках к речке олени.

Ветерок так по-женски в забвеньи и лени

На воде уже выплясал дрожи узор.

А тропой караваны идут, и простор

Колокольцами полнится; движутся тени.

Жду рассвета, забыв о печали и тлене,

Слышу тихий средь пашен ночных разговор.

А пейзаж деревенский в глубоком ущельи,

Как ленивый орел у скалы на груди,

Что вонзил свои когти в прохладные щели.

Ароматы несут меня — мрак позади.

Под деревьями жду вдохновенно опять

Дух, что явится тихо желанья венчать.



ПОД СЕНЬЮ АКАЦИЙ

Живые лепестки срывает ветерок,

Напоенный благоуханьем сада.

И к душам греза подступает и услада.

А вечер перламутр и высок.

Акации, испив жары глоток,

Качаются, дыша легко и чисто,

Снежат цветами белыми душисто,

И ветер лепестки захватывает впрок.

А свет акаций мягок и глубок.

Серебряные пряди никнут странно

К волшебной плоти звонкого фонтана.

То капает вода: цветок, еще цветок.

Она, как слезка детская, прозрачна.

А музыка ее стройна и новобрачна.

Живые лепестки срывает ветерок.



ТРЕПЕТ

Рой абрикосовых бликов

Жалит ночную вуаль.

С моря уходит печаль

В отблесках лунного лика.

Чары неверно и зыбко

Прячутся под синеву.

Душу мою наяву

Вдруг озаряет улыбка.

Трепетны, неуловимы,

Воспоминанья любви

Быстро восходят в крови,

Если проходишь ты мимо.

Чувство кристальное это,

В радужной млея тиши,

Роет во тьме, близ души,

Теплые борозды света.



ПЧЕЛЫ

Мои желания — взлетающие пчелы.

Пронзая золотистую черту

И золотистою пыльцою морося,

Они взлетели светлым роем

И улетели за предел долины,

И, разрывая полумрак тумана,

Вдруг устремились к солнцу целым роем,

А солнце — золотой цветок тумана.

Так изумрудны, солнечны, рубиновы,

Впитавшие в себя все краски и оттенки,

Они взлетели из глухих ущелий,

С полян и ласковых полей пшеничных.

А я, отверженный, стою на берегу.

Мечта меланхоличная моя

Протянута к далеким цветникам,

Где в этот миг расселись беззаботно

Моих желаний золотые пчелы.

Ах, на заре

Мне снова колесить дорогой страха.

Я, переполненный до онеменья чувств

Вином чернейшим ночи,

Опять обязан исходить

Крутые тропы собственной боязни.

И, заискрясь под черепом моим,

Возникнет в пламени святом надежда.

Моих желаний золотые пчелы…

Их возвращенья с нетерпеньем жду я

После полудня в неурочный час.

Только они в дороге потерялись.

Уже стемнело.

Зря я, видно, жду

Их медоносного — с одышкой — возвращенья.

Я очень утомился, ожидая

Сладчайший мед своих желаний ярких.

И в неурочный этот бред

Я счастлив буду даже получить

Одно отравленное жало

Заблудших пчел моих желаний.

Перевод c армянского Аллы Тер-Акопян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.