Армянская песня с монгольским акцентом

16 октября, 2019 - 13:05

Испытания певицы Баины начались с жертвы. Ради мужа-армянина она отказалась от сценической карьеры в Монголии и уехала в отдалённую горную деревню Армении, где вскоре овдовела и осталась с двумя детьми на руках. Несколько лет назад журналисты писали о возникших у женщины проблемах с получением армянского гражданства. К счастью, бюрократические препоны в прошлом. Но как живёт певица сейчас? Это и выяснила корреспондент Армянского музея Москвы Евгения Филатова.

Закат раскрасил окрестности Антарамеча, и над селом протяжно полилась всеми любимая песня «Ов сирун сирун». Впечатление от особенного, трогательного исполнения усиливалось тем, что пела не армянка, а монголка. Да, та самая Баина — недавняя героиня медийных заголовков. Не так давно пресса говорила о ней в связи с бюрократическими проволочками в вопросе получения ею и её детьми гражданства Армении. Тогда же Баина стала героиней одноименного короткометражного фильма режиссера Лилит Петросян, показанного этой осенью на Открытом фестивале документального кино «Россия» в Екатеринбурге. История с гражданством закончилась благополучно, но о Баине всё ещё есть, что рассказать, ведь её дальнейшая биография полна нетривиальных событий и драматизма.

Своё настоящее имя Байандолгор Оюнчимег она сократила до упрощенного Баина  для того, чтобы все выговаривали его без труда. Уроженка Улан-Батора, она окончила консерваторию по классу вокала. Встретилась с армянином Грантом Ерицяном, который работал в монгольской столице строителем. Полюбила. В интернациональной семье родилось двое детей-погодков — Варсик и Аршак. Через несколько лет у Гранта начались проблемы со здоровьем, и врачи посоветовали ему вернуться в Армению — климат должен был помочь. Семья заочно приобрела дом в гегаркуникском Антарамече (в Мартуни, родном селе Гранта, жить им было негде) и переехала. К несчастью, чуда не случилось и несколько лет назад Грант умер. Через неделю скончалась его старушка-мать, и Баина осталась с двумя детьми одна. Родственники предлагали ей вернуться в Монголию, но она решила не отрывать детей от родных корней их отца и осталась в Армении.

«Очень нравится мне эта песня, но самая любимая, которая трогает больше всего, другая — Իմ հիվանդ մայրը („Моя больная мать“), — делится Баина и, поддавшись на уговоры, поёт один куплет. — Знаете, я уже стесняюсь петь, ведь раньше делала это профессионально, постоянно занималась, совершенствовалась, а теперь перестала. Жизнь изменилась, совсем другие заботы, работа, хозяйство…»

Глядя на старые фотографии из альбома Баины, видишь молодую женщину, стоящую у рояля в артистическом вечернем длинном платье, и невольно размышляешь о непредсказуемых поворотах судьбы. Думала ли оперная певица Байандолгор о том, что расстанется со сценой, с родной Монголией и станет жительницей отдаленной армянской деревни по имени Баина, ухаживающей за многочисленным домашним скотом и выполняющей не только женскую, но и всю тяжелую мужскую работу?  

«Здесь у нас куры, гуси, овцы, свиньи, вот собака наша шестерых щенков принесла, а телёнка больше нет — на днях его задрал волк, жалко! Непослушный был телёнок… А ослица с ослёнком сегодня далеко ушли пастись — прямо к дому Арута, надо же!» У Баины много дел, и со всеми она ловко научилась справляться. Шутка ли, горожанке из совсем другой, далёкой страны безо всякой помощи поднимать в деревне одной двоих детей. Правда, дети уже большие, давно помогают по-взрослому. Улыбчивой и общительной Варсик уже пятнадцать. Будущим летом она поедет в Дилижан поступать в медицинский техникум, а потом, даст Бог, в Ереванский мединститут. Варсик давно решила, что хочет стать врачом-кардиологом, и твердо идет к своей цели — ведь её папа умер именно из-за болезни сердца. 

Аршак, по-мужски сдержанный, но общительный парнишка, тоже поедет учиться сначала в Дилижан — в военно-спортивное училище имени Монте Мелконяна, а потом в столицу — он мечтает стать военным лётчиком и служить Родине. Да, несмотря на то, что дети родились в Монголии, их истинная родина Армения. Их родной язык — армянский, и они настоящие армяне, просто внешне не похожи, но разве дело в наружности? Всё у них получится — ребята прекрасно учатся в школе, много читают, трудолюбивые, ответственные, словом, молодцы. Отец бы ими гордился.

В сезон желудей в богатом на дубы селе Баине сделали заказ — собрать 3 тонны на корм для свиней в хозяйства других, «недубовых» районов. «Вчера за несколько часов собрали 60 килограммов — так что и с тремя тоннами управимся, время ещё есть. Кроме того, подрабатываю сторожем в школе. А при входе у меня пять бочек видели? Это будущая водка — из груши сорта панда, слив и яблок. Кто-то говорит, что дорого продаю — по 5 тысяч за литр, но у меня всё расхватывают, приезжают, забирают — ни капли не остается, — смеется Баина. — Всё нужно делать качественно, чисто, с душой, с любовью. В общем, живём — трудно, конечно, но нормально. Вот мечтаю ремонт в доме сделать, перестроить комнату — дети уже большие, каждому нужно пусть маленькое, но свое пространство». 

С Баиной легко, тепло и душевно. Приятно слушать ее армянскую речь с лёгким необычным акцентом, да и русский язык она не забыла — поначалу с мужем они общались на русском. «В следующий раз приедете — обязательно предупредите: приготовлю для вас блюдо монгольской кухни!»

Чем больше хорошему человеку выпадает трудностей на пути, тем светлее и мудрее он становится, с ним хочется встречаться и дружить, и, общаясь с ним, несколько иначе смотришь на мир, начинаешь понимать вещи, о которых, возможно, не задумываешься в своей повседневности. Да и вообще село Антарамеч не из тех мест, что отпускает, оставаясь всего лишь в доброй памяти. Обязательно приедем, Баина джан!

Евгения Филатова, блогер, редактор (Армения), специально для Армянского музея Москвы

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.