«Армянский Модильяни» Лев Баяхчев

20 октября, 2019 - 10:35

У любителей живописи в эти выходные остаётся последний шанс увидеть картины Льва Сергеевича Баяхчева. 22 октября в ереванской галерее Сар закрывается выставка известного грузино-армянского портретиста. Журналист Ани Гнуни напомнила читателям Армянского музея Москвы, чем прославился живописец.

Грузинский художник армянского происхождении Лев Сергеевич Баяхчев в Ереване выставлялся впервые. С творчеством живописца в стране мало знакомы, но его работы с первого взгляда врезаются в память. Яркий и эмоциональный Баяхчев понятен каждому — он не жалеет красок — щедро раздает их, накладывая мазки на армянский манер — жирно и много. Вместе с тем, Баяхчев считается ярким представителем грузинской школы искусства — в его творчестве преобладают темные краски. Густота цвета обладает магнетическим эффектом и передаёт зрителю ощущение глубокой древности, особенно когда художник рисует христианские базилики — грузинские и армянские. Этот эффект наиболее ощутим и в его тифлисских пейзажах, выполненных в духе импрессионизма.

Жизнь как творчество. Он был тбилисцем в пятом поколении. Родился в 1930 году. Мама — Татьяна Белая — училась в хореографической студии, папа — Сергей Баяхчев — инженер-строитель. Юный Лев с детства развивался своим путём — обладал идеальным слухом и учился игре на фортепиано. Старшеклассником записался в кружок по рисованию, а к двадцати годам уже твердо решил стать художником и поступил в Тбилисскую академию художеств на отделение живописи. О себе говорить не любил, но, чтобы как-то описать себя, однажды написал:

«Художник рождается уже в утробе матери. Другой вопрос — когда он начинает творить? Так вот, я начал творить, когда мне было уже за двадцать. Нырнул я в пучину искусства и не хочу всплывать на поверхность, быть все время в состоянии творческого экстаза — истинная жизнь художника-творца…»

Он начал с лепки, делал наброски карандашом — у мальчика всё получалось. В 14 лет частенько заглядывал к соседям-немцам, которые жили в подвале, они-то ему и подарили краски и кисти. Так Лев из подвала буквально начал «прорубать» своё «окно в искусство». Он рассказывал потом биографам, что за него решила судьба — ведь корень фамилии «баяхчи» переводится, как «красильщик».

Академическая школа. На старшем курсе Тбилисской академии Лев Сергеевич едет в Ленинград изучать шедевры мирового искусства. Посещает Эрмитаж, Петергоф, знакомится с архитектурой города на Неве. Заходит молодой художник и в Русский музей, где на тот момент проходит большая выставка Михаила Врубеля. Работы мастера русского модерна его буквально завораживают, и эта выставка становится поворотной точкой в его творчестве. Искусствовед Генриетта Юстинская вспоминает в статье «Жизнь для искусства», опубликованной на портале Голос Армении, что живопись Врубеля подтолкнула Баяхчева на активные поиски собственного авторского кредо. Художник глубоко погрузился в эпоху модерна, изучал декаданс, живопись и поэзию Серебряного века и как следствие — ранних советских писателей и поэтов — Блока и Маяковского. Собственно, литература и стала темой его дипломной работы. На триптихе «Поэты революции» Лев Сергеевич изобразил поэтов на набережной Невы. Блок стоит в согнутой изящной позе против ветра, а Маяковский в развевающемся плаще противостоит ветру широкой грудью. 

Позже картина оказывается на выставке лучших дипломированных работ в Москве, а музей Маяковского забирает фоторепродукцию триптиха для своей постоянной экспозиции. Для Баяхчева это звездный час. Художника начинают приглашать на республиканские и всесоюзные выставки, а в 31 год он становится членом Союза художников Советского Союза, затем — Заслуженным художником Грузии.

Жанровое разнообразие. Баяхчев, кажется, и правда, родился с музой за пазухой — он любил ставить эксперименты. Он писал и пейзажи, и натюрморты, а к портретам вообще относился с особым трепетом. Говорят, Лев Сергеевич никогда не рисовал тех, кого не знал лично. Перед работой долго изучал своих натурщиков, общался с ними. На открытие выставки приезжала вдова Баяхчева, Елена Митрофановна. На встрече с журналистами она вспоминала о муже с большой теплотой. «Он пытался познать человека, ухватить то, что было ему характерно. Старался делать это моментально. Некоторых натурщиков он писал по нескольку сеансов, но чаще за один сеанс. Он бы замучил натурщиков повторными сеансами. Работа воспринималась такой, какой она и должна была быть», — рассказала Елена Митрофановна. 

Натурщики и портреты. Баяхчевские женщины необыкновенны, напоминают ню Амедео Модильяни. Фронтально расположенные с удлиненными лицами, шеями и пальцами, они выглядят экспрессивно и подчёркнуто чувственно. Мужчин он писал всё больше «по характеру». Часто изображал близкого друга Аветика с рюмкой или без — он был тамадой на праздниках. Сколько раз эта картина была продана, никто и подсчитать не берётся! Каждый раз, когда Баяхчев нуждался в деньгах он закладывал её. Но все знали — он скоро за ней вернется. И были правы. Рассказывает директор галереи авторского искусства «Сар» Армине Саакян: «Эта картина называется «Старик со стаканом вина». Но все знают, что это Аветик — знаменитая личность в Тифлисе. Они были очень близкими друзьями с Баяхчевым. Аветика он писал в 1975 году».

Своё необычное отношение к работе с натурщиками признавал и сам Баяхчев: «Каждому портрету предшествует большая подготовительная работа. Мне необходимо влюбиться в человека, чтобы лучше понять его индивидуальность. Мне всегда трудно считать портрет завершённым — всегда хочется что-то переделать. Необходимы интуиция, умение философски осмыслить действительность так, чтобы на полотне жила индивидуальность творца, атмосфера творчества».

Тифлис и Саят-Нова. Баяхчев любил синий цвет. Синий преобладает в серии картин, посвященных Саят-Нове — армянскому народному певцу и поэту, который много лет жил и творил в Тифлисе. Баяхчев очень любил его творчество, постоянно читал его двухтомник, цитировал стихи. Директор галереи авторского искусства «Сар» Армине Саакян отметила, что Баяхчев писал «синие» картины в 1983–1985 годах.«Их всего пять и они олицетворяют любовь художника к поэту. Интересно, что  самого Саят-Нову живописец изобразил в образе Христа. А на остальных картинах можно видеть уже образы поэта, которого он воспевал», — рассказала галерист.

Баяхчев жил в скромном доме в Тифлисе на улице Орджоникидзе вместе с женой и дочерью Жанной. Дом и сегодня, спустя столько лет после смерти художника (его не стало в 1992 году), находится под присмотром Елены Митрофановны. Именно её усилиями картины Льва Сергеевича увидели в Армении. Есть работы Баяхчева и в частных коллекциях в США, Италии, Франции, Германии, Швеции, Японии, Аргентине, Израиле. А картину «Распятие» можно увидеть в церкви Сурб Геворк в Тбилиси.

Ани Гнуни. Постоянный автор Армянского музея Москвы. Живёт в Ереване, изучает искусство, любит путешествовать 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.