Армения и Гарегин Нжде в 1920–1921 гг.: что было на самом деле?

22 октября, 2019 - 20:56

Каждая из постсоветских республик имеет своего любимого националиста из числа противников большевиков, который успел послужить Гитлеру во время Великой Отечественной войны. Армения, которой почему-то не пригодился опыт высших военачальников Красной армии, авиации и флота, прямо связанных с республикой, выбрала себе в любимцы Гарегина Нжде. Формально — за деяния, совершенные этим человеком в 1920—1921 гг. Это было тяжелое и даже трагическое для армянского народа время. Его руководители оказались не способны ни на масштабные организационные усилия, ни на верную оценку внешнеполитических реалий. Впрочем, это можно было сказать про каждое из правительств трех закавказских республик.

После советизации Азербайджана правившие в Армении дашнаки попытались удержать за собой пограничные с этой республикой спорные территории. Со своей стороны, устанавливая контроль над новой советской республикой, партийно-советское руководство РСФСР сразу же особое внимание уделило проблеме межнациональных конфликтов. Уже 5 мая 1920 года С. М. Киров, выступая на Бакинской партконференции, заявил: «Тому, что делается в Карабахе и в других местах Азербайджана, тому, что называется племенной враждой, должен быть положен конец окончательно раз и навсегда, под знаменем Советов. «[1] К середине 1920 г. Красная армия заняла пограничные спорные между Азербайджаном и Арменией районы — Нахичевань, Карабах, частично Зангезур. [2] В июле в районе Нахичевани был установлен контакт с войсками турецких националистов. Были остановлены межнациональные конфликты, начали возвращаться беженцы.[3] По приказу, отданному войскам советской 11 армии, они должны были занимать эти территории до определения вопроса об их принадлежности, выставляя при этом гарнизоны, «достаточно сильные для поддержания порядка и недопущения национальной резни». [4]

Попытки армянских националистов, и в том числе Нжде, организовать сопротивление Красной армии в Карабахе провалились, в том числе и по причине массовой поддержки жителями армянских сел советской власти. Они, как докладывал в Эривань дашнакский генерал Дро, «…отказались признать нашу власть и открыто признали себя большевиками. Выяснено, что у них с большевиками тесная связь, усиленно работают агитаторы». Приход советской власти был весьма своевременен. Местное население явно устало от межэтнических конфликтов и видело в 11 Красной армии силу, которая вернет в регион мир и порядок. Что касается собственно Армянской республики, то Политбюро РКП (б) 30 июня 1920 года приняло решение о приостановке движения советских войск в Армению. [5]

 

10 августа 1920 г. полпред РСФСР в Армении Б. В. Легран подписал договор с представителем дашнакского правительства Аршаком Джамаляном. Военные действия прекращались, стороны договорились, что занятием спорных территорий «не предрешается вопрос о правах на эти территории» и он должен быть решен в будущем соглашением между Арменией, РСФСР и Советским Азербайджаном. [6] По иронии судьбы в тот же день, 10 августа 1920 года, под Парижем был подписан Севрский мирный договор — единственный из системы, порожденной Версалем, который не удалось реализовать. [7] Возможно, одной из причин этого было то, что даже как проект Севрский договор не устраивал никого — ни французов, ни итальянцев, ни американцев, ни греков, считавших, что больше всего получают англичане, ни самих англичан. И уж естественно, он не устраивал турок. [8]

Турция обязана была уступить значительные территории соседям — Греции, Армении, новые границы проводились в Сирии и Месопотамии (часть II, ст. 27). [9] Константинополь оставался столицей Османской империи, но находился в зоне международного контроля. В случае несоблюдения условий договора державы оставляли за собой право изменить статус города (часть III. Политические положения. Отдел I. Константинополь. Ст.36). [10] Укрепления на Проливах уничтожались, контроль над ними фактически переходил к союзникам (отдел III. Статьи 37−61). [11] Смирна формально оставалась автономией в составе Турции, но получала широкое самоуправление, а через 5 лет должно было быть принято решение Лиги Наций о переходе этой территории к Греции (Отдел IV. Смирна. Ст. 65−83). [12] Фактически за Турцией оставалось только Анатолийское нагорье. Территория страны сокращалась на 4/5. Флот сокращался до 6 миноносцев и 7 шлюпов, армия сокращалась до 50 тыс. чел., жандармерия — до 35 тыс. чел., войска были ограничены в вооружении, лишались права иметь тяжелую артиллерию и т. п. (часть V, ст. 151−181). [13] Восстанавливался режим капитуляций, устанавливались репарационные выплаты, внешнее управление финансами страны (Часть VIII. Финансовое положение. Ст. 231−243). [14] Это была программа окончательного уничтожения турецкого государства. Неудивительно, что Великое национальное собрание Турции отказалось ратифицировать и принять этот документ. [15]

Анкарское правительство не желало рисковать остатками своего флота, а правительство РСФСР предоставило убежище нескольким турецким кораблям. [16] 17 сентября 1920 г. в Новороссийск пришла турецкая канонерская лодка «Айдин-реис», 17 октября — однотипная с ней канонерская лодка «Превез». Правительство Мустафы Кемаля предоставило советскому командованию эти корабли в распоряжение для борьбы с ген. П. Н. Врангелем, их экипажи вывез 12 ноября транспорт «Шан». [17] Начавшаяся советизация Закавказья дала возможность советскому правительству оказать поддержку Анкаре. Между тем новое правительство установило контакты с французскими оккупационными властями в Киликии и заключило с ними перемирие на 20 дней. [18] Французы были явно недовольны ростом влияния Англии, поддерживавшей греков. В феврале 1920 года французы покинули часть Киликии, куда вошли войска националистов и добили оставшееся там армянское население в ходе ряда погромов. [19] 11 июля 1920 года греческую армию возглавил король Константин, и она вновь продвинулась вперед в зоне своего контроля. [20] Большим сторонником наступления был премьер-министр Элефтериос Венизелос. Вскоре успехи закончились. В военном отношении греческая армия, как и предсказывал начальник её Генерального штаба Иоаннис Метаксас, не была подготовлена к длительной и масштабной войне. Пока сопротивление оказывали полупартизанские формирования, грекам сопутствовал успех, но потом пришлось бороться и с турецкой армией, и с партизанами. Греки вынуждены были остановиться для организации своих тылов. [21]

Разобщенность действий противников Анкары позволяла ей концентрировать силы на одном из направлений. В июле — августе 1920 года на переговорах в Москве были оговорены формы и размеры помощи кемалистам. Москва предоставляла Анкаре 10 млн золотых рублей и оружие. [22] Но реализовать эти обещания было сложно. Между государствами не было общей границы, перевозки по морю были затруднены. Тем не менее летом 1920 года туркам было передано 6 тыс. винтовок, свыше 5 млн патронов, 17,6 тыс. снарядов и около 200 кг золота в слитках. [23] 1 сентября 1920 г. в Баку был открыт Съезд представителей народов Востока. Он проводился в дни поражения Западного фронта в Польше и Белоруссии, демонстрируя готовность Москвы приветствовать революцию на Востоке. [24]

Официально на нем был представлен 1891 делегат от народов от Ближнего до Дальнего Востока (именной список несколько выше — 2050 чел.). Примерно половина делегатов была представлена людьми коммунистической ориентации — 1071 коммунист, 31 комсомолец, 334 сочувствующих. 336 делегатов были азербайджанцами, 273 — турками, 218 — лезгинами, 204 — персами, 160 — армянами, 110 грузинами, 109 русскими и т. д. [25] На съезде присутствовал бывший военный министр Оттоманской империи Энвер-паша. Весной 1920 года на него сделали ставку К. Б. Радек и Г. Е. Зиновьев. Присутвие Энвера в Баку вызвало беспокойство Мустафы Кемаля. Они не симпатизировали друг другу. Вскоре и в Москве пожалеют о своей ставке на этого интригана и палача. [26] Съезд принял манифест, в котором содержался призыв к священной войне под красным флагом «против вековой угнетательницы всех народов Востока, против империалистической Англии». [27]

Руководство Армении в этот период явно переоценило свои возможности и недооценило готовность противника к военным действиям. Уже в боях 1918 года проявились все недостатки армянской армии. Она так и не смогла преодолеть болезни роста периода формирования, что опять проявилось в боях. [28] Период был явно неблагоприятен для армейского строительства. В республике царили голод и эпидемии, она была переполнена беженцами из Западной Армении. Их насчитывалось более четверти миллиона.[29] Значительная часть призывников попросту бежала из армии даже в мирное время. В конце декабря 1919 года в 11 уездах, контролируемых Эриванским правительством, было арестовано 17 665 дезертиров. Пальму первенства держали уезды Александропольский — 4516 чел.; Эриванский — 3747 чел., Нор-Баязетский — 2840 чел., Карский — 1729 чел. [30] 24 сентября 1920 г. армянские войска перешли в наступление, которое было остановлено уже через несколько дней. Началось контрнаступление противника. 29 сентября турки уже были в Сарыкамыше, 30 октября — в Карсе. Его не обороняли. Взятие этой крепости, где по-прежнему находились большие запасы еще русской императорской армии, было весьма важным успехом для кемалистов. [31] По словам Ататюрка, сопротивления почти не оказывалось. [32]

Между тем дашнакское правительство успокаивало своих граждан. Накануне падения Карса, 25 октября, в «Правительственном бюллетене» говорилось: «Имеется большая надежда, что в близком будущем все будет ликвидировано и турки будут отброшены от наших границ». [33] А войска кемалистов продолжали наступление. 30 октября Эривань обратилась за помощью к Антанте, 5 ноября — к США. 6 ноября турки взяли Александрополь. [34] Вмешиваться в конфликт ни одна из великих держав не имела желания, Армения была брошена на произвол судьбы. [35] Турецкое наступление сопровождалось резней, фактически этническими чистками на подконтрольной территории. Новое правительство Симона Врацяна было вынуждено констатировать безвыходное для Армении положение. [36] Капитан С. Г. Мусаелян, один из расстрелянных руководителей майского восстания в Александрополе, в начале большевистского выступления предсказывал: «Я верю, что при дашнакцаканском правительстве действительно наши соседи предпримут поход против Армении, и тогда мы ни от кого никакой помощи ожидать не можем. Единственный народ, который может спасти нас, — это русский революционный пролетариат». [37] Вскоре эти слова подтвердились.

8 ноября Эривань обратилась к командующему турецкой армией генералу Кязым Мусе Карабекир-паше с просьбой о переговорах. На следующий день тот изложил условия: в 24 часа сдать в полном порядке 20 тыс. винтовок, 20 станковых и 40 легких пулеметов, 3 батареи, передать значительное количество снарядов и патронов, начать отвод войск. [38] К этому времени армянское государство агонизировало. «В настоящее время в Армении почти нет никакой власти, — докладывали в бюро ЦК РКП (б) с места. — Вся железная дорога от Кучука до Айрума находится в руках Кемаля». [39] 12 ноября турки вышли в Араратскую долину, возникла угроза взятия Эривани. 15 ноября правительство Армении предложило кемалистам перемирие для заключения мира. 26 ноября 1920 г. начались армяно-турецкие переговоры. [40] Они сопровождались новой массовой резней армянского населения, устроенной турецкими войсками. [41]

Ход переговоров не прервало даже восстание в Армении, подготовленное большевиками. Оно началось 29 ноября, была провозглашена Советская Армения. [42] На следующий день был взят гор. Дилижан, откуда образовавшийся Временный Ревком обратился к правительству РСФСР с просьбой о помощи. [43] К этому времени власть дашнаков агонизировала, сопротивления почти не было. Часть левых дашнаков и генерал Дро заявили о своей готовности к сотрудничеству. [44] До приезда в столицу Ревкома власть была передана военному командованию во главе с Дро. [45] «Итак, еще одна Советская Республика», — торжествовал Орджоникидзе. [46] В Армению вошла 11-я Красная армия. Спорные территории — Зангезур, Карабах и Нахичевань — немедленно были признаны председателем СНК Азербайджанской ССР Наримановым перешедшими под власть Армянской ССР. «Этого ужасного вопроса больше нет», — заявил он под бурные аплодисменты. [47] Это решение было поддержано Серго Орджоникидзе: «Товарищи! Советский Азербайджан, выступивший сегодня в лице т. Нариманова, доказал всему миру и прежде всего рабочим и крестьянам Армении, что только советская власть способна разрешить все проклятые вопросы, связанные с межнациональной враждой, которые были здесь и которых очень много во всем мире». [48] Вслед за заявлением 2 декабря последовала соответствующая декларация Ревкома Азербайджана: Зангезур и Нахичевань были признаны неотъемлемой частью Армении, Карабаху предоставлялось право самоопределения. [49] 4 декабря это решение приветствовал нарком по делам национальностей РСФСР Сталин. «Только идея Советской власти принесла Армении мир и возможность национального обновления». [50]

В тот же день дашнаки, формально еще контролировавшие столицу, подписали в Александрополе мир. Это был первый международный договор, заключенный правительством Анкары, и это была полная победа. Фактически Армения капитулировала. «Она, — вспоминал Ататюрк, — передала нам, т. е. национальному правительству, территорию, которые «оттоманское» правительство потеряло в 1876—1877 гг.» [51] Потери Армянской республики были огромными. Она отказывалась от условий Севра и отзывала свои делегации из стран Антанты (Ст. 9). Дашнаки отказывались от претензий на спорные с Азербайджаном территории, уступали Карскую область и т. п. Армения сокращалась до территории вокруг Эривани и частично Севана, признавала особую администрацию в Нахичевани и право Турции держать её под защитой, обязалась не вмешиваться в этот вопрос (ст. 2). Воинская повинность отменялась. Республика сохраняла небольшие жандармские силы и «армию» в 1,5 тыс. чел. с 20 пулеметами и 8 орудиями, горными или полевыми. Иметь артиллерию калибром свыше 150 мм. запрещалось (ст. 4). Турецкий посланник получал право на военную инспекцию, Анкара обещала оказать военную помощь в случае необходимости (ст. 5). Эривань передавала Анкаре контроль над своими железными дорогами, предоставляла льготный беспошлинный режим перевозок и т. п. (ст. 11). Правительство Турции получало право предпринимать в случае необходимости «военные меры» (ст. 12). За это Турция обещала помочь дашнакскому правительству «в развитии и укреплении его авторитета» (ст. 8). [52]

Вряд ли будет преувеличением сказать, что договор фактически превращал Армянскую республику в турецкий протекторат. [53] Дашнаков устраивало и это, потому что они надеялись получить помощь от турок для борьбы с большевиками. [54] Впрочем, это уже не имело значения. 2 декабря было подписано соглашение между РСФСР и Армянской ССР о признании независимости Армении. Статья 7 гласила: «Российское советское правительство принимает меры к немедленному сосредоточению сил, необходимых для защиты Социалистической Советской Республики Армения» [55] 4 декабря Красная армия овладела Эриванью. [56] Александропольский договор не был ратифицирован, новая, Советская, Армения не признала его, а Турция, по свидетельству её первого президента, пошла на уступки ради сохранения контактов с Москвой. [57] Полного контроля над Арменией не было, дашнакские отряды или не разоружались, или разоружение проводилось частично и формально. [58] Часть дашнаков во главе с премьер-министром Врацяном и полковником Гарегином Нжде ушла в горные районы Зангезура. [59]

Вслед за Азербайджаном и Арменией наступила очередь Грузии. Большевики организовали восстание в Лорийской области. Это был спорный между Эриванью и Тифлисом район, бывший уже ареной армяно-грузинской войны в 1918 году. По распоряжению британских представителей он был объявлен нейтральной зоной, но во время армяно-турецкой войны грузинские власти ввели сюда войска, развернули здесь сеть гарнизонов и начали террор, который в конечном итоге лишь помог большевикам. Выступление было подготовлено извне, приказ о его начале был отдан 8 февраля. [60] Восстание началось в ночь на 12 февраля. Повстанцам удалось добиться успеха, частично разоружить и оттеснить грузинские части из Лорийского района. 16 февраля 1921 года в селе Шулаверы был образован Ревком Грузии, который обратился за помощью к Совнаркому РСФСР. [61]

В обращении Ревкома говорилось об опасности подавления восстания силами грузинской и международной контрреволюции. «Мы надеемся, мы уверены, — говорилось в нем, — что страна не только Великой пролетарской революции, но и великих материальных возможностей не оставит нас в неравной борьбе и придет на помощь новорожденной Советской Социалистической Республике Грузии». [62] 11-я Красная армия немедленно начала наступление по трем направлениям — из Азербайджана и Осетии в сторону Тифлиса и по побережью Черного моря в Абхазию. В Кахетии войска поначалу столкнулись с серьезным и упорным сопротивлением. [63] В грузинском правительстве царила полная растерянность [64], но командующий войсками ген. Георгий Квинитадзе сумел организовать оборону. Был взорван стратегически важный мост на границе, на ремонт которого у тылов 11-я армии ушло три дня. [65] Премьер Жордания не доверял командующему [66], но тот оказался единственным способным человеком среди руководства грузинской республики.

Задержку наступления 11-й армии вызвало и восстание, которое началось 13 февраля в тылу группы советских войск. Эта группа войск была относительно немногочисленной — в Армении Красная армия насчитывала 6 тыс. штыков, 900 сабель, 45 орудий и 400 пулеметов. Накануне восстания численность красных сил в республике понизилась до 4 тыс. чел. и 2 бронепоездов. [67] Восстание подготовили и возглавили дашнаки. Их силами командовал Нжде. Поначалу движению явно не уделили должного внимания. Часть дашнакких отрядов не была разоружена, некоторые из них перешли к Нжде. Ему удалось нанести поражение нескольким отрядам Красной армии. [68] 17 февраля стало ясно, что положение в республике действительно является сложным и требуются подкрепления. 18 февраля дашнаки вновь овладели Эриванью. В городе было введено осадное положение, начались расправы над большевиками. [69]

Красная армия и советское правительство контролировали до половины территории Армянской республики. В Эривани был организован Комитет спасения Родины во главе с Врацяном (в его правительстве военным министром и министром внутренних дел и был Гарегин Нжде). [70] Он обратился за помощью к Турции. В письме Врацян убеждал Мустафу Кемаля в том, что Турции необходима независимая Армения, и просил оказать помощь боеприпасами, а также освободить армянских пленных. Бывший премьер при этом ссылался на обязательства Турции по Александропольскому договору вводить войска и защищать Армянскую республику. [71] К 25 февраля силы дашнаков выросли до 6 тыс. штыков, 1 тыс. сабель и 28 орудий. [72] Очевидно, что Нжде был прав, описывая политическую культуру своих единомышленников следующим образом: «Попрошайничество и плаксивость — психология целого периода, наше единственное политическое оружие». [73] Разумеется, воевать ради неудавшегося протектората с единственным союзником в Анкаре не собирались, особенно во время наступления греков на Анкару, но восстание поставило крест на планах передачи спорных территорий Эривани. Даже советской.

Используя предоставленную обстоятельствами передышку, войска Квинитадзе даже перешли в частичное контрнаступление при поддержке бронепоездов, 58-я стрелковая бригада Красной армии понесла серьезные потери. Но вскоре мост отремонтирован, по железной дороге уже 23 февраля пошли советские бронепоезда, которые взломали оборону грузин. Большую роль в успешном наступлении сыграли несколько танков, которые также были перевезены под Тифлис по отремонтированному мосту. Командующий 11 армией А. И. Геккер планировал обходящими ударами окружить основные силы оборонявшихся и преуспел в этом. Попытки оборонявшихся перехватить инициативу и контратаковать сметались красноармейцами. Тифлис к 24 февраля оказался в мешке, из города оставался только один свободный выход — в направлении на Мцхету. 25 февраля Квинитадзе начал отступление. Вечером того же дня в столицу Грузии вошла 11-я армия. [74] 25 февраля Орджоникидзе сообщил телеграммой: «Над Тифлисом реет Красное знамя Советской власти! Да здравствует Советская Грузия!» [75] Войскам Красной армии был дан строгий приказ поддерживать дисциплину и порядок: «Пусть трудовые массы Тифлиса и всей Грузии на опыте убедятся в сознательности и дисциплинированности красноармейцев». [76]

Восстание началось и в Абхазии, куда также вошли советские войска. «Темная ночь опустилась над нашей Абхазией! — гласил призыв Абревкома. — Но эта ночь не надолго. Уже близится рассвет, уже наступает день освобождения!» [77] Меньшевистское правительство бежало в Аджарию. Квинитадзе надеялся организовать оборону в Батуме, но застал в городе полный хаос. [78] Еще в 1887 году здесь была основана Михайловская крепость, которая постоянно укреплялась [79], разумеется, эти работы продолжились и во время Первой мировой войны. После крушения Кавказского фронта город и крепость последовательно переходили в руки грузин, турок, англичан и снова грузин. Еще в феврале 1920 года Джугели заверял: «Батум — наши легкие, наши глаза, наша прекрасная легенда, наша мечта и надежда! Батум — это мы сами. И никакой силе мы не уступим его. Тем более Турции! Этой варварке, преступнице, авантюристке…» [80]

«Меньшевистской армии нет, — заявил 9 марта Орджоникидзе. — Она разошлась по домам, а небольшие остатки ее не выдерживают ни малейшего соприкосновения с поступательным движением Красной армии». [81] Народная гвардия Джугели тоже разбегалась, на железных дорогах творился хаос, военное министерство не имело представления, где и какие части находятся, в правительстве, по словам Квинитадзе, «царствовала растерянность». В это время на улицах Батума уже начали наводить порядок турецкие патрули. [82] Жордания был занят организацией совещания Учредительного собрания и на всякий случай жил в вагоне. [83] 14 марта было объявлено перемирие, а 16 марта бывшее уже правительство Грузии капитулировало, признав Ревком и подписав с его представителями соглашение о передаче власти. Оставалась еще одна проблема в Аджарии. Советское руководство еще перед началом операции в Грузии приняло решение о недопустимости захвата Батума турками. [84]

В Аджарию была направлена 18-я кавалерийская дивизия под командованием Д. П. Жлобы. Он получил приказ не допустить захвата Батума турецкими войсками, не допустив при этом вооруженных столкновений с ними. [85] Это была сложная задача. Сопротивления со стороны грузинской армии уже не было. Главной проблемой была погода. Дивизия Жлобы должна была пройти через труднопроходимый Годерзский перевал, где лежал высокий снег. [86] 17 марта турецкое командование отдало приказ о переходе Батума под юрисдикцию Турции. В городе был введен комендантский час, был назначен генерал губернатор. [87] На подходе к Батуму турки несколько раз попытались задержать движение красной кавалерии, но без успеха. Конники Жлобы вошли в город, а вскоре на помощь к ним подошла и стрелковая дивизия. Турецкий генерал Карабекир предпочел не рисковать и отступил. [88]

В Москве тем временем шла советско-турецкая конференция, определявшая характер и размер помощи, которую РСФСР должна была оказать кемалистам. Без сомнения, эти обстоятельства также сыграли свою роль в решении судьбы Батума. [89] Турецкая армия покинула город. Его заняла Красная армия. [90] «Наши части заняли г. Батум 18 марта, — сообщало командование 11-й армии. — Правительство меньшевистской Грузии эвакуировалось на итальянском пароходе в Константинополь под прикрытием французских миноносцев. Все ценности и большое имущество правительство увезло с собой». [91] Победа в Грузии позволила высвободить часть сил для решения проблемы с тылом 11 армии в Армении. 27 марта началось контрнаступление на Эривань, и 2 апреля город был взят, советская власть восстановила контроль над столицей Армении. [92]

Командование Красной армии предложило дашнакам переговоры с целью мирного очищения горных районов Зангезура. Последовал отказ. За этим последовали военные действия. [93] Они были молниеносными. Отряды Нжде были разгромлены. Их остатки в июле 1921 г. бежали в Иран. [94] Никаких соглашений при этом, естественно, не было. По требованию НКИД РСФСР персидское правительство взяло на себя обязательство по разоружению отрядов Нжде. [95] Собственно, на этом действия Нжде исчерпываются. Правда, они имели последствия, и совсем не такие, какими их хотели бы видеть националисты в нынешнем Ереване. Политическая карта советского Закавказья была пересмотрена, и нынешняя Карабахская проблема — в том числе прямое наследие художеств Врацяна и Нжде в 1921 году. Совнарком РСФСР понимал необходимость считаться с реалиями. Добрососедские отношения были основой контроля над границей и регионом.

16 марта 1921 года в Москве был подписан советско-турецкий договор «О дружбе и братстве». [96] Обе стороны договорились не признавать соглашений, которые будут навязываться им силой (ст. 1), Турция отказывалась от претензий на Батум в пользу Грузии, которая обязывалась предоставить соседу право беспошлинного пользования портом (ст. 2). Спорная между Арменией и Азербайджаном территория — Нахичевань — передавалась Азербайджану на правах автономии при условии того, что Баку не уступит эту территорию третьей стороне (ст. 3). Обе стороны признавали «соприкосновение» освободительной борьбы народов Востока с социальной революцией трудящихся России (ст. 4). В будущем режим Проливов должен был быть установлен на международной конференции, но с тем условием, что безопасность Турции и Константинополя будет соблюдена (ст. 5). Советская Россия отказывалась от прав на капитуляции (ст. 7). Обе стороны обязались не допускать на своих территориях существования «организаций или групп, претендующих на роль правительства другой страны или части её территории, равно как и пребывание групп, имеющих целью борьбу против другой страны» (ст. 7). [97]

Советские войска и кемалисты установили контакт на границе, через которую проходила железная дорога. Это обусловило возможность резкого роста военных поставок в Турцию в рамках обещанной помощи. В 1921 году туркам было передано 6,5 млн руб. золотом, 33 275 винтовок, 57,986 млн патронов, 327 пулеметов, 54 орудие, 129 479 снарядов, 1,5 тыс. сабель и 2 эсминца Черноморского флота — «Живой» и «Жуткий». [98] Положения, заложенные в отношениях между двумя странами Московским договором, были развиты в Карском договоре от 13 октября 1921 года. Правительства трех новых советских республик Закавказья при участии РСФСР подписали договор о дружбе с Турцией. Прежние соглашения о территориях в регионе объявлялись утратившими силу, за исключением Московского договора 1921 г. (ст. 1), все правительства советских республик обязались не признавать навязанные силой Турции договоры, если они не признаны ВНСТ (ст. 2), подтверждали отмену режима капитуляций (ст. 3), новые границы — Ардаган и Карс с областями оставались за Турцией (ст. 4), подтверждалась автономия Нахичеванской области «под покровительством Азербайджана» (ст. 5), передача Батумской области Грузии при условии предоставлении ей «широкой автономии», а Турции — свободно и беспошлинного транзита (ст. 6). Предусматривалось установление в будущем режима свободного торгового судоходства на Проливах (ст. 9), обмен военнопленными (ст. 16) и т. п. [99]

Олег Айрапетов

* * *

[1] Киров С. М. Знамя III Интернационала — знамя братства всех трудящихся. Доклад по текущему моменту на I Общебакинской конференции // Киров С. М. Избранные статьи и речи. 1912−1934. М., 1939. С. 144.

[2] Муханов В. М. Советизация Закавказья (1920−1921 гг.) // Кавказский сборник. М., 2014. Т.8(40). С. 180−183; 186.

[3] Тархов В. Занятие Нахичевани и первая встреча Красной армии с войсками Кемаль-паши // Военный вестник. 15 апреля 1922. № 8. С. 33−35.

[4] Приказ 11 армии об обеспечении порядка на освобожденной территории Азербайджана. 11 мая 1920 г. Баку // Директивы командования фронтов Красной армии (1917−1922). Т. 3. Апрель 1920 г. — 1922. М., 1974. С. 317.

[5] Политбюро ЦК РКП (б) — ВКП (б). Повестки дня заседаний. Т.1. 1919−1929. М., 2000. С. 72.

[6] 1920 г., августа 10. Текст договора, заключенного между РСФСР и дашнакским правительством // Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа советской власти в Армении. Сборник документов. Ереван, 1957. С. 385.

[7] Stavrianos L. S. The Balkans since 1453. Lnd., 2002. P. 571.

[8] Ключников Ю. В. Севр и Лозанна // Севрский мирный договор и акты, подписанные в Лозанне. М., 1927. С. XVIII.

[9] Мирный договор между союзными державами и Турцией, подписанный в Севре 10 августа 1920 года // Севрский мирный договор и акты, подписанные в Лозанне. М., 1927. С. 14−16.

[10] Там же. С. 18.

[11] Там же. С. 19−24.

[12] Там же. С. 24−29.

[13] Там же. С. 41−55.

[14] Там же. С. 68−71.

[15] Киреев Н. Г. История Турции. XX век. М., 2007. С. 132.

[16] Аралов С. И. Воспоминания советского дипломата. М., 1960. С. 18.

[17] Гражданская война. Боевые действия на морях, речных и озерных системах. Т. 3. Юго-Запад. Л., 1925. С. 345.

[18] Мустафа Кемаль. Путь новой Турции. Т. 3. Интервенция союзников. Греко-турецкая война и консолидация национального фронта. 1920−1921. М.; Л., 1931. С. 87.

[19] История армянского народа. С древнейших времен до наших дней. Ереван, 1980. С. 289.

[20] Корсун Н. Г. Греко-турецкая война 1919−1922 гг. Оперативно-стратегический очерк. М., 1940. С. 10.

[21] Stavrianos L.S. Op.cit. P. 587.

[22] Киреев Н. Г. История Турции. XX век. С. 139.

[23] Муханов В. М. Советизация Закавказья (1920−1921 гг.) // Кавказский сборник. М., 2014. Т. 8(40). С. 188.

[24] Микоян А. И. Так было. Размышления о минувшем. М., 1999. С. 163.

[25] Соркин Г. З. Первый съезд народов Востока. М., 1961. С. 21−23.

[26] Вдовиченко Д. И. Энфер-паша // Вопросы истории. 1997. №8. С. 49; 51.

[27] 1920 г., сентября 8. Манифест Съезда представителей народов Востока // Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа советской власти в Армении… С. 413.

[28] Аглян В. О формировании Армянского корпуса (1918−1920) // Русский сборник. Т. 6. М., 2009. С. 158−160.

[29] История армянского народа… С. 255.

[30] 1919 г., декабря 19. О дезертирстве в дашнакской армии // Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа Советской власти в Армении… С. 298.

[31] Муханов В.М. Советизация Закавказья (1920−1921 гг.) // Кавказский сборник. М., 2014. Т. 8(40). С. 187.

[32] Мустафа Кемаль. Путь новой Турции. Т. 3. Интервенция союзников. Греко-турецкая война и консолидация национального фронта. 1920−1921. М.; Л., 1931. С. 119.

[33] Эльчибекян А. М. Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа Советской власти в Армении. Ереван, 1957. С. 169.

[34] Там же. С. 172−173.

[35] Муханов В. М. Кавказ в переломную эпоху (1917−1921). М., 2019. С. 142.

[36] История армянского народа… С. 294.

[37]1920 г., мая 10. Воззвание Александропольского Военно-революционного комитета по поводу установления советской власти в Александрополе и Карсе // Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа советской власти в Армении… С. 328.

[38] Эльчибекян А. М. Великая Октябрьская Социалистическая революция… С. 196.

[39] 1920 г., ноябрь. Информация в Кавказское бюро ЦК РКП (б) о положении в Армении // Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа советской власти в Армении… С. 421.

[40] Муханов В. М. Советизация Закавказья (1920−1921 гг.) // Кавказский сборник. М., 2014. Т. 8(40). С. 187−188.

[41] Аралов С. И. Воспоминания… С. 27.

[42] 1920 г., ноября 29. Декларация Ревкома Армении о провозглашении Армении Социалистической Советской республикой // Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа советской власти в Армении… С. 431−434.

[43] 1920 г., ноября 30. Телеграмма Ревкома Армении В.И. Ленину с просьбой оказать военную помощь в деле упрочения Советской власти в республике // Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа Советской власти в Армении… С. 429.

[44] Муханов В. М. Кавказ в переломную эпоху… С. 146−147.

[45] Сообщение В. И. Ленину и И. В. Сталину. Баку, 2 декабря 1920 г. // Орджоникидзе Г. К. Избранные статьи и речи.1911−1937. М., 1939. С. 94.

[46] Телеграмма тов. Орджоникидзе в РВС Кавфронта, декабрь 1920 г. К деятельности Г. К. Ордоникидзе в годы гражданской войны (Из документов Центрального архива Октябрьской революции и Центрального архива Красной армии) // Красный архив. М., 1936. Т. 5(78). С. 14.

[47]1920 г., 1 декабря. Речь С. Орджоникидзе на торжественном заседании Совета по поводу установления Советской власти в Армении // Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа советской власти в Армении… С. 436.

[48] Речь на торжественном заседании Бакинского Совета по поводу советизации Армении. 1 декабря 1920 г. // Орджоникидзе Г. К. Избранные статьи и речи… С. 92.

[49]1920 г., 2 декабря. Декларация Ревкома Азербайджана в связи с установлением в Армении советской власти // Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа советской власти в Армении… С. 437.

[50] Сталин И. В. Да здравствует Советская Армения! // Сталин И. В. Сочинения. Т. 4. 1917−1920. М., 1947. С. 413.

[51] Мустафа Кемаль. Путь новой Турции. Т. 3. Интервенция союзников. Греко-турецкая война и консолидация национального фронта. 1920−1921. М.; Л., 1931. С. 119.

[52] 1920 г., декабря 2. Договор между дашнакским правительством Армении и Турцией, заключенный в Александрополе-Гюмри // Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа советской власти в Армении… С. 438−440.

[53] Эльчибекян А. М. Великая Октябрьская Социалистическая революция… С. 198.

[54] История армянского народа… С. 297.

[55]1920 г., декабря 2. Соглашение между РСФСР и Социалистической Советской Республикой Армении о признании Армении, заключенное в Эривани // Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа советской власти в Армении… С. 441.

[56] Муханов В. М. Советизация Закавказья (192 001 921 гг.) // Кавказский сборник. М., 2014. Т.8(40). С. 188−189.

[57] Мустафа Кемаль. Путь новой Турции. Т. 3. Интервенция союзников. Греко-турецкая война и консолидация национального фронта. 1920−1921. М.; Л., 1931. С. 119.

[58] Таирян И. XI Красная армия в борьбе за установление и упрочение советской власти в Армении. Ереван, 1971. С. 207.

[59] История Гражданской войны в СССР. Т.5. Конец иностранной военной интервенции и гражданской войны в СССР. Ликвидация последних очагов контрреволюции (февраль 1920 г. — октябрь 1922 г.). М., 1960. С. 241.

[60] Доклад-очерк И. Лазияна о восстании в Нейтральной зоне между Грузией и Арменией. В феврале 1921 года // Муханов В. М. Кавказ в переломную эпоху… С. 323−331.

[61] Муханов В.М. Кавказ в переломную эпоху… С. 161−166.

[62] 1921 г. февраля 16. Обращение Революционного Комитета Грузии к В.И. Ленину об оказании помощи трудящимся Грузии // Борьба за победу Советской власти в Грузии… С.659.

[63] Муханов В. М. Кавказ в переломную эпоху… С. 168−169.

[64] Жордания Н. [Н.] Моя жизнь. С. 112−113.

[65] Муханов В. М. Грузинская Демократическая республика. От первых дней независимости до советизации. М., 2018. С. 820−825.

[66] Жордания Н. [Н.] Моя жизнь. С. 114.

[67] Таирян И. XI Красная армия в борьбе… С. 206.

[68] История Гражданской войны в СССР. Т. 5. Конец иностранной военной интервенции и гражданской войны в СССР. Ликвидация последних очагов контрреволюции (февраль 1920 г. — октябрь 1922 г.). М., 1960. С. 241.

[69] Таирян И. XI Красная армия в борьбе… С. 217; 220; 222.

[70] История армянского народа… С. 300.

[71]1921 г., марта 13. Заявление председателя дашнакского правительства Армении турецкому правительству об оказании помощи в борьбе против большевиков // Великая Октябрьская Социалистическая революция и победа советской власти в Армении… С. 539−540.

[72] История Гражданской войны в СССР. Т. 5. Конец иностранной военной интервенции и гражданской войны в СССР. Ликвидация последних очагов контрреволюции (февраль 1920 г. — октябрь 1922 г.). М., 1960. С. 241.

[73] Нжде Г. Открытые письма армянской интеллигенции // Нжде Г. Избранное. Ереван, 2012. С. 30.

[74] Муханов В. М. Кавказ в переломную эпоху… С. 172−178.

[75] 1921 г. февраля 25. Телеграмма Г. К. Орджоникидзе В. И. Ленину и И. В. Сталину об установлении советской власти в Грузии // Борьба за победу Советской власти в Грузии… С.667.

[76] 1921 г. февраля 23. Из приказа командующего войсками правой группы батумского направления по войскам Красной армии о соблюдении строгой революционной дисциплины // Борьба за победу советской власти в Грузии… С. 664.

[77] 1921 г. Не позднее февраля 24. Воззвание ревкома Абхазии к трудящимся абхазам о вооруженном восстании против меньшевистской власти // Борьба за победу советской власти в Грузии… С. 665.

[78] Квинитадзе Г. И. Мои воспоминания в годы независимости Грузии… С. 323−324.

[79] Михайловская крепость // Военная энциклопедия. СПб., 1914. С. 357.

[80] Джугели В. Тяжелый крест… С. 185.

[81] Беседа с сотрудником Грузкавроста. Тифлис, 9 марта 1921 г. // Орджоникидзе Г. К. Избранные статьи и речи… С. 103.

[82] Квинитадзе Г. И. Мои воспоминания в годы независимости Грузии… С. 329−331.

[83] Жордания Н. [Н.] Моя жизнь. С. 117.

[84] Муханов В. М. Кавказ в переломную эпоху… С. 150; 189−190.

[85] Саенко М. Дмитрий Жлоба… С. 132.

[86] Аралов С. И. Воспоминания… С. 21.

[87]Приказ о переводе Батума под турецкую юрисдикцию. 17 марта 1921 г. // Муханов В. М. Кавказ в переломную эпоху… С. 311−313.

[88] Аралов С. И. Воспоминания… С. 30−31.

[89] Муханов В. М. Кавказ в переломную эпоху… С. 182.

[90] Муханов В. М. Грузинская Демократическая республика… С. 859.

[91] 1921 г. марта 19 Оперативная сводка о занятии Красной армией и повстанцами г. Батуми // Борьба за победу советской власти в Грузии… С.708.

[92] Таирян И. XI Красная армия в борьбе… С. 265, 272.

[93] История армянского народа… С. 302.

[94] Муханов В. М. Советизация Закавказья (1920−1921 гг.) // Кавказский сборник. М., 2014. Т. 8(40). С. 225.

[95] Нота народного комиссара иностранных дел РСФСР Послу Персии в РСФСР Мошавер-оль-Мемалеку. 26 июля 1921 г. // Документы внешней политики СССР. Т. 4. 19 марта — 31 декабря 1921 г. М., 1960. С. 242.

[96] История дипломатии. Т. 3. Дипломатия в период подготовки Второй мировой войны (1919−1939 гг.). М.; Л., 1945. С. 110.

[97] Договор между Россией и Турцией.// Документы внешней политики СССР. Т. 3. 1 июля 1920 г. — 18 марта 1921 г. М., 1959. С. 507−510.

[98] Муханов В. М. Советизация Закавказья (1920−1921 гг.) // Кавказский сборник. М., 2014. Т.8(40). С. 220.

[99] Договор о дружбе между Армянской ССР, Азербайджанской ССР и Грузинской ССР, с одной стороны, и Турцией — с другой, заключенный при участии РСФСР в Карсе. 13 октября 1921 г. // Документы внешней политики СССР. Т. 4. 19 марта — 31 декабря 1921 г. М., 1960. С. 420−429.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.