Воздух, соли и вода – наши лучшие друзья

21 ноября, 2019 - 20:26

В армянских соляных пещерах спрятана почти вся таблица Менделеева

Об эффекте спелеотерапии, когда лечение ряда болезней проводится в условиях своеобразного микроклимата пещер, гротов или соляных копей, известно очень давно. Однако история современного «пещерного метода» восходит к пятидесятым годам ХХ столетия. В это время в ряде стран Восточной и Центральной Европы возникают специализированные подземные оздоровительные центры, где лечат бронхиальную астму, хронический бронхит, аллергию, туберкулез, коклюш. Первое советское подземное аллергологическое отделение начало действовать на Украине в 1968 году, куда в соляные шахты Солотвино за здоровьем стали приезжать жители со всего Союза.

В Армении соляную пещеру открыли значительно позже. Причем, по воспоминаниям современников, совершенно случайно, поскольку на севере Еревана геологоразведка искала нефть и газ, а нашла залежи соли с ее дальнейшим промышленным освоением. Кстати, на табличке единственной рейсовой маршрутки, которая приезжает сюда через весь город, написана не улица, где расположен комбинат, а более известное для ереванцев словосочетание «Аванский солерудник». Однако о том, что на его территории действует спелеологический центр, знают далеко не все жители армянской столицы. Тем не менее, здесь довольно часто проходят лечение пациенты из ближнего и дальнего зарубежья: России, США, Кубы, Грузии.

А начиналось все довольно прозаично, практически с экспериментов на себе и своих родственниках. «Сегодня об этом уже можно говорить, – смеется один из пионеров спелеотерапии в Армении, бывший главный пульмонолог республики, руководитель медцентра «Бнабужутюн», профессор Андраник Восканян. – Сам термин «спелеотерапия» буквально так и переводится с греческого: «speleon – пещера, therapia – лечение» и поэтому не требует дополнительных разъяснений. В конце 70-х годов, когда появились первые отработанные соляные камеры, у начальника шахты Эдуарда Давтяна возникла идея лечения там астмы у своей супруги. В последующем он сыграл немаловажную роль в строительстве армянской подземной здравницы, проект которой был заказан ленинградскому НИИ галургии. Главное, она была устроена в отдельном горном отводе, в пластах природной каменной соли Сначала работы там проводились машинной вырубкой, но затем было решено продолжить их взрывным методом. В этом случае стены спальных ниш и функциональных помещений получались рельефными, что увеличивало контактную поверхность соли с воздухом лечебницы. В 1985 году в пластах Аванского солерудника были завершены все работы по устройству подземной лечебницы, где были предусмотрены спальные комнаты на 50 коек, медицинские кабинеты, необходимые технические сооружения, в том числе запасной выход для аварийной эвакуации пациентов». По словам ветеранов солерудника, вплоть до открытия лечебницы по вечерам здесь часто можно было видеть черные «Волги», из которых выходили представительного вида люди: «Скорее всего это были дикари-нелегалы, которым не терпелось подлечиться в почти отстроенном подземном санатории. Тем более сам солерудник тогда работал круглосуточно в три смены, а значит, и лифт не выключался».

Официально двери подземной здравницы распахнулись перед первыми больными, страдающими бронхиальной астмой и респираторными заболеваниями, 5 мая 1987 года. По удивительному стечению обстоятельств спустя 11 лет в 1998 году при поддержке ВОЗ эта дата получила статус Всемирного дня борьбы с астмой. Подземный город, вырубленный в толще каменной соли и базальтовых пластов, находится на отметке минус 235 метров от поверхности земли. И поэтому спуститься туда можно только на специальном лифте, больше похожем на шахтерскую клеть. Впрочем, как говорит директор центра Ануш Восканян, все механизмы отлажены и ежедневно проходят техническую проверку. Но каски по условиям техники безопасности все-таки надеть надо. Когда попадаешь в замкнутое темное пространство, невольно возникает вопрос: а как быть тем, кто подвержен клаустрофобии. «У нас не было подобных случаев. Возможно, больные реально оценивают свои возможности и только тогда приходят к нам, а может, желание вылечиться сильнее страха замкнутых пространств, – говорит собеседница. – Ежегодно центр посещают примерно 500 человек разного возраста, причем летом увеличивается количество детей, что связано с каникулами. Ведь лечение проводится только в дневное время. Сам курс длится 20 дней по 5-6 часов ежедневно».

Сегодня, как и раньше, ЗАО «Республиканский центр спелеолечения» МЗ РА отделяют от технических коридоров проходки деревянные двери, выполненные по заказу Андраника Восканяна в стиле витражной техники. По мнению персонала и пациентов этого подземного царства, они несут особую, теплую энергетику, приглашая заглянуть «на огонек». Правда, неоновые лампы искусственного света немного тускловаты, но это придает особую таинственность подземелью. «Здесь и в самом деле очень интересно, как в старинном замке или волшебной пещере, где все блестит и переливается», – говорит десятилетний москвич Дима Анохин, уже не первый раз приезжающий с папой в Ереван специально для лечения в подземном спелеоцентре. По словам его отца, лечение помогает даже лучше, чем морской воздух. Того заряда здоровья, который получают в лечебнице, им хватает на год.

На первый взгляд может показаться, что люди спустились под землю для прогулки. Кто-то действительно степенно вышагивает по лабиринтам подземного санатория, который, к слову сказать, раскинулся на территории в 4 тысячи квадратных метров. Соль здесь не только под ногами, но и в воздухе. Поэтому во рту постоянно ощущается ее привкус. Но по словам самих больных, он намного «вкуснее», чем ингаляторы. Реагируют на невидимые частицы воздушной соли даже фотоаппараты. Особенно «мыльницы». После скачивания снимков на другой носитель, четко видны прозрачные шарики, которые, по всей вероятности, и являются тем самым концентратом. Не менее вкусными считаются и специальные кислородные коктейли, которые изготавливают для пациентов прямо под землей из сиропа и яичных белков. Кислород, который затем подается через трубочку, вспенивает напиток, и его нужно успеть выпить, пока не исчезли пузырьки. Кому неохота ходить по подземным галереям, тот отдыхает в палатах на специально подготовленных койках или релаксирует в креслах, установленных в нишах. Кто-то играет в шахматы или теннис. А самые маленькие пациенты или рисуют, или строят замки в песочнице из соли, потому что под ногами тоже везде хрустит соль. Многие присоединяются к коллективным занятиям физкультурой. Пациенты с удовольствием повторяют легкие дыхательные упражнения и движения за врачом Анной Ованисян. Кстати, недоступность Всемирной паутины и сотовой связи отнюдь не делают шестичасовое пребывание под землей мучительным. Никто в течение этого времени не переживает, что может пропустить что-то очень важное в интернете. Странно видеть, как при свете неоновых ламп люди читают обычные книги. Но судя по всему, данное обстоятельство никого не смущает. Конечно связь с «землей» есть – проводная, надежная, работающая в двустороннем режиме, но ею пользуются редко.

А в общем, только на первый взгляд кажется, что люди здесь предоставлены сами себе. За их здоровьем наблюдает медицинский персонал, при необходимости медики и давление измерят, и легкие послушают, и посоветуют, что надо делать в той или иной ситуации. Как отмечает Ануш Андраниковна, забот много, тем более здесь занимаются еще и научно-исследовательской работой. Кому, как не ей, знать все проблемы своего хозяйства. Ведь начинала она работать в этих пещерах санитаркой, еще будучи студенткой мединститута. Училась совмещать теорию с практикой. «Сегодня у нас проходят бесплатное лечение по госзаказу дети до 7 лет, а также больные, имеющие разрешение на бесплатное лечение. Иностранцы лечатся на платной основе, хотя оно достаточно бюджетное и не особо затратное для них. Но мне бы очень хотелось, чтобы о нашей пещере в мире знали побольше, – говорит она. – Это ведь так важно для нашей страны как в плане экономики, так и ее имиджа». Но государственная здравница пока не имеет финансовой возможности для широкой рекламы и пиар-акций в СМИ.

Несмотря на то, что подземные соляные здравницы существуют в России, Италии, Кыргызстане, Германии, Польше, Словакии, Румынии и других странах, тем не менее многие специалисты отмечают, что армянская пещера уникальна по своим геофизическим и геохимическим показателям. Здесь присутствует практически вся таблица Менделеева, за исключением тяжелых металлов. Постоянная температура на уровне 19 градусов, отсутствие радиоизлучения и солнечной радиации делают ее уникальной. «Польза соляной пещеры обусловлена поддержанием нужного уровня показателей влажности, температуры, давления, ионного состава кислорода. В стерильном воздухе пещер отсутствуют аллергены и бактерии, а уровень радиации практически нулевой», – рассказывает директор медцентра. Все это способствует позитивному настрою наших пациентов в отношении лечения. А это уже 50 процентов победы над болезнью.

Загадка армянского «моря»

Кроме соляных пещер, в Армении есть еще и соленое «море» или, как окрестили его жители близлежащих районов – «мертвое». Хотя это настоящий уголок живой, но дикой природы. Речь, конечно, не об озере Севан, вода в котором, как известно, пресная. На одной из южных окраин армянской столицы есть два небольших соленых водоема, до которых еще не добралась цивилизация. Местные жители говорят, что участок несколько раз пытались приватизировать разной руки нувориши, но они отбили эти поползновения. Вопреки расхожему мнению, что соль – это белая смерть, рапа здесь имеет силу сказочной живой воды. «Я живу в этом районе с детства. Раньше вообще было очень спокойно, особенно по утрам, когда мы приходили сюда перед школой, – вспоминает пенсионер Аршавир Геворгян. – Это сейчас на таком маленьком пятачке многолюдно. Приезжают и ереванцы, и туристы. Немного шумно. Но мы не в обиде».

Версий о происхождении этих двух водоемов, расположенных друг от друга на расстоянии 20 метров, несколько. Кто-то считает, что провал образовался в результате деятельности окрестного гипсового завода еще в 70-х годах прошлого столетия. Другие предполагают, что это природный термальный источник, который сегодня уложен в трубу и теперь стекает в виде небольшого водопада в камышовых зарослях. Туристы даже затариваются там водой, заполняя всевозможные емкости, что очень напоминает ажиотаж времен целительства Аллана Чумака, заряжавшего «крэмы» и воду своей чудодейственной силой. Как говорят сами туристы, вода им помогла избавиться от болей в ногах и позвоночнике. А потому хотят отвезти с собой, чтобы повторить процедуры дома. Примечательно, что температура воды вплоть до октября, а иногда даже ноября, держится довольно высокой. И опять мнений несколько. Одни считают, что это влияние солнца, другие ссылаются на внутренние ресурсы водоемов.

Что касается солености воды, то она достигает 30 процентов. «Поставив стакан воды на жаркое солнце вскоре можно увидеть, что он на треть заполнен солью. Почти как в Мертвом море», – шутят пользователи сети. «Концентрация солей на кубометр здесь больше, чем количество троллей в фейсбуке», – вторят им другие и добавляют, что второй пруд обычно называют Черным морем за меньшую «соленость». То, что концентрация соли здесь велика, подтверждают и местные жители. По утрам вокруг озера сплошные солевые отложения, которые искрятся невероятно белым цветом на восходе солнца. И если ребятня радуется тому, что в соленой воде легче научиться плавать, то старшее поколение подходит к этому вопросу более прагматично. Им гораздо важнее подлечить ревматизм, подагру или болезни опорно-двигательного аппарата. И хотя ни один врач никогда не выписывал сюда направление, больные искренне считают, что водные процедуры им эффективно помогают, тем более если использовать еще и лечебные грязи.

На маленьком клочке земли в административном округе Эребуни расположилось сразу два водоема: один с зеленой прозрачной водой, другой мутный с лечебными грязями. Но в обоих случаях среди фанатов армянского «мертвого моря» они считаются лечебными. И если местные купчики уже потеряли интерес к этому городскому оазису, то заезжие туристы очень часто пытаются нарисовать картину навороченного парка с аттракционами, цивилизованным пляжем с зонтиками, лежаками, кабинками для переодевания. Наши соотечественники протестуют: ведь тогда каждый шаг по обустроенной территории или просто даже нырок в озеро станет платным сервисом по прейскуранту. К счастью, прожекты пока остаются прожектами, а купальщики после грязевых процедур бегут в камышовые заросли к водопаду, где со смехом смывают засохшую на солнце глину. Кстати, сервис здесь все-таки есть. Кто-то из местных умельцев соорудил каменные стулья и столик, за которым можно бесплатно выпить привезенный с собой кофе или сок. Отдыхают тут по-семейному. На машинах привозят с собой все необходимое, даже питьевую воду, поскольку не то что маркетов, банальных лавчонок поблизости нет. «Знаете, если люди приезжают на эти озера и считают, что купание им помогает, то зачем им запрещать это? Во всяком случае, вреда от озера нет. Несмотря на грунтовое бездорожье, я сам уже лет двадцать каждое лето с семьей приезжаю сюда после работы. К вечеру камни от жары покрываются солевыми отложениями и приятно греют болевые точки на теле, – говорит Нерсес Симонян, терапевт со стажем и одновременно фанат летнего купания в альтернативном армянском «море». – Просто у нас просьба к вам. Напишите, пожалуйста, чтобы этот маленький участок живой природы не трогали. Если придет цивилизованный варвар со своими инвестициями, то водоемы могут погибнуть».

С другой стороны, уже сегодня цвет воды позволяет говорить об активном размножении цианобактерий, а дальнейшее «цветение» озера может привести к заболачиванию, тем более его глубина всего полтора метра. Да и расположенный рядом гипсовый завод в конце концов заинтересуется своей территорией более пристально. Но судя по профилю, вряд ли будет заниматься туристическим бизнесом. А вот расширение производства строительных материалов может в итоге пагубно сказаться на природной жемчужине. Конечно, без официальной оценки специалистов инвестиционные проекты по облагораживанию этой территории были бы некорректны. «Я не первый год приезжаю в Армению и увожу с собой много новых впечатлений. Вот и об этом «мертвом море» узнала совершенно случайно от таксиста и сразу поехала, – говорит видеоблогер Кристина из Краснодара, которая имеет собственный канал на Youtube. – Если облагородить территорию, наладить инфраструктуру, пустить рекламу, то ваше «море» сможет стать местом паломничества иностранных туристов. К сожалению, мы приезжаем в Армению лишь с теми знаниями, которые вычитали в интернете. А они на всех сайтах совпадают в стандартном наборе достопримечательностей. Хотя хотелось бы узнать о вашей стране больше».

Быть или не быть на местном «море» хотя бы трехзвездочному сервису – пока вопрос. Но то, что в Армении нет массированной рекламы для привлечения туристов в нашу страну, остается неоспоримым фактом. И это при том, что туристическая сфера (с учетом медицинского туризма) уже несколько лет считается приоритетом армянской экономики…

Наталья Оганова, Левон Мурадян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.