Газета "МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ": На карабахском «фронте» наметился прорыв

28 ноября, 2019 - 20:41

Армянам нужен только мир, все остальное у них уже есть

На прошлой неделе в обстановке строжайшей секретности Баку посетила делегация журналистов из Армении, а в это же самое время их азербайджанские коллеги побывали в Ереване и Степанакерте. Подобное стало возможным впервые за 18 лет благодаря программе «по подготовке народов к миру», согласованной в Париже в январе 2019 года главами МИД Армении и Азербайджана. После «бархатной революции» во многих сферах жизни Армении произошли радикальные сдвиги. Неужели и процесс урегулирования самого старого и самого кровавого конфликта на постсоветском пространстве сдвинется с мертвой точки? Обозреватель «МК» проверила готовность к миру народов Армении и Карабаха.

Если бы меня спросили, как в двух словах описать Армению, я бы ответила цитатой из Мандельштама: «Лазурь да глина, глина да лазурь…» Знакомый армянин, живущий в Москве, говорит, что не может и года прожить без армянского неба: «В Москве и под ногами асфальт, и над головой асфальт». Небо над Арменией действительно необыкновенно глубокое. Над горными селениями стелется дымок от дровяных печей и от костров, в которых жгут желтую опавшую листву, — осень. Бредущие с пастбищ коровы создают пробки на дорогах, картина почти идиллическая. Но стоит немного отойти от трассы, и на сухой каменистой почве можно разглядеть следы волков. А большие земляные валы — защита от снарядов, — насыпанные вдоль обочины там, где дорога выходит на границу с Нахичеванью, — напоминают о недавней войне.

 

Следы волков

В Шуши мы приехали ночью. Город казался вымершим. Шуши — это историческая столица Арцаха (так армяне называют Карабах), в прежние времена это был важнейший центр всего Закавказья. В нем издавалось 22 газеты и работало два театра. Степанакерт по сравнению с Шуши совсем молодой город.

«Так в Нагорном Карабахе, в хищном городе Шуше…» Писать о Карабахе и не упомянуть Мандельштама — это как-то даже неприлично. Культовый поэт московских гражданских активисток за свой визит в Карабах сегодня вполне мог бы угодить в азербайджанские «черные списки», в которые Баку скрупулезно заносит всех, кто посетил непризнанную республику. А ведь Мандельштам не просто побывал в Карабахе, но и посильно поучаствовал в «проармянской пропаганде», поведав миру о «сорока тысячах мертвых окон» сожженной мусаватистами Шуши. Трагедия произошла в 1920 году. «После резни все колодцы были забиты трупами. Если кто и уцелел, то бежал из этого города смерти», — писала жена поэта Надежда Мандельштам. Спустя 11 лет после этих событий Мандельштамы не смогли в Шуши ни есть, ни пить. Им казалось, что торговцы лепешками на базаре — это бывшие погромщики и убийцы, а вода — она из тех самых колодцев…

Через 70 лет этот край опять стал ареной боевых действий. Древняя столица Арцаха Шуши превратилась в неприступную азербайджанскую крепость. В армянской церкви Казанчецоц был устроен склад боеприпасов. Все дело в том, что Шуши занимает стратегически господствующее положение по отношению к Степанакерту, в котором сосредоточилось практически все армянское население региона. В течение многих месяцев жилые кварталы Степанакерта обстреливались из артиллерийских орудий и установок «Град». И поделать с этим ничего было нельзя. Считалось, что взять Шуши невозможно: город-крепость со всех сторон окружают ущелья и скалы, в него ведет единственная дорога.

Однако это удалось армянским силам самообороны Карабаха 9 мая 1992 года. Двухдневная операция получила романтическое название «Свадьба в горах». Армянским солдатам пришлось подниматься к городу горными тропами. А среди покинувших Шуши азербайджанских военных был и некий никому тогда не известный чеченец по имени Шамиль Басаев…

Аудиенция с видом на горы

Те события давно стали историей, окутались туманом легенд. Живой легендой Карабаха считается глава Арцахской епархии Армянской Апостольской Церкви архиепископ Паргев (Мартиросян). Говорят, что как-то во время обстрела в его дом в Степанакерте попал снаряд, бетонная плита обрушилась на кровать, где он только что спал. Спасло священника то, что за минуту до того он встал с постели, чтобы помолиться. Участникам событий запомнилась фигура Паргева в черном облачении, благословляющего идущих в бой солдат. Не только для Армении и Карабаха — он и для всего мирового армянства непререкаемый моральный авторитет. А мы оказались с ним за одним столом и убедились, что архиепископ отличается не только личной отвагой, но и прекрасным чувством юмора.

Солнечное карабахское утро, бодрящий морозец, чудесный вид на горы. Президент НКР Бако Саакян, архиепископ Паргев, министр иностранных дел Карабаха Масис Маилян принимают российских журналистов. Когда год назад министр обороны Армении Давид Тоноян встречался с нами хотя и в здании министерства, но в выходной день и в свитере, я решила, что это случайность. Теперь понимаю, что это имидж новой власти: максимальная доступность, открытость, домашняя обстановка. Встречи без галстуков и мундиров. И конечно, ветры перемен, дующие из Еревана, достигают и Степанакерта.

Хотя практически все официальные лица Армении подчеркивают, что НКР — это абсолютно самостоятельное и отдельное государство, это не совсем так. И все это прекрасно понимают. «Армения не является для нас иностранным государством» — так глава МИД НКР Масис Маилян ответил на вопрос обозревателя «МК» о том, входят ли в его компетенцию отношения с Ереваном. Карабах является важным фактором внутриполитической повестки в самой Армении. Достаточно сказать, что первый президент Армении Левон Тер-Петросян был вынужден уйти в отставку из-за обвинений в «сдаче» Арцаха. Страну возглавили выходцы из Карабаха — герои войны Роберт Кочарян и Серж Саргсян. «Карабахский клан» был отстранен от власти по итогам бархатной революции 2018 года. Не было ли в связи с этим у карабахцев тревоги, что новое руководство Армении может изменить свое отношение к Арцаху?

— Нет, — говорит Масис Маилян. — Тревога действительно была, но она была связана с опасениями, что революционный процесс может вылиться в кровопролитие. Что произойдет дестабилизация внутри Армении, и этим воспользуется Азербайджан. Но армянский народ оказался мудрым, все прошло бескровно. А вопрос Карабаха будет приоритетным для любого руководителя Армении, это не зависит от того, откуда он родом. Потому что свободный Арцах — это консолидирующая национальная идея для всех армян.

Армянский Донбасс

Недавно премьер-министр Армении Никол Пашинян взорвал настоящую «бомбу» на поле вялотекущих переговоров по карабахскому урегулированию. Выступая на митинге в Степанакерте, он заявил буквально следующее: «Арцах — это Армения, и всё!».

До него такого не позволял себе ни один лидер Армении. Все подчеркивали, что Карабах — это самостоятельное, независимое государство, и требовали его участия в переговорах в качестве третьей стороны.

Но ситуация странная и очень похожа на казус ДНР/ЛНР и РФ. Население Армении и НКР говорит на одном языке, имеет одну веру, одну культуру, общую историю. Это один народ. Почему им нельзя соединиться?

Изначально требование лидеров комитета «Карабах» было именно таким: административное переподчинение Карабаха Еревану. Но союз развалился. И на его обломках в сентябре 1991 года была провозглашена Нагорно-Карабахская республика. А в декабре 1991-го там состоялся референдум о независимости. Однако идея воссоединения живет в сердцах карабахцев, особенно актуальной она стала после «апрельской войны» 2016 года. Эта тема в тренде. Она витает в воздухе редакционных курилок и интеллигентских кухонь. Однако, как заверили меня в Степанакерте, сейчас главная цель внешней политики НКР — это достижение международного признания в качестве независимого государства.

— Статус Арцаха определяет его народ, и он определен, — говорит Масис Маилян. — Процесс международного признания идет. Уже 9 штатов США на уровне законодательных органов признали нашу независимость, в том числе Калифорния. Также Страна Басков, Новый Южный Уэльс в Австралии. У нас более 20 городов-побратимов в разных странах.

Но пока статус Карабаха не признан даже Арменией. И это сказывается на экономическом положении республики. Например, возникают сложности с экспортом местной продукции. А ведь Карабах мог бы стать важнейшим поставщиком экологически чистых продуктов питания — с экологией здесь полный порядок.

— Арцахские гранаты уже стали брендом, их успешно экспортируют в Армению и другие страны, — рассказывает Госминистр НКР Григорий Мартиросян. — Экспортируем также мед и медь, у нас работают горно-обогатительные фабрики. Перспективным направлением экономики представляется производство вина и фруктовых алкогольных напитков, а также туризм, в частности экотуризм.

По результатам 10 месяцев этого года в республике наблюдается рост количества туристов на 48% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. А в целом за последние 10 лет средний экономический рост в НКР составил 10%.

— Это довольно высокий показатель, — уверен госминистр. — Ведь начинали мы практически с нулевого уровня. После войны экономика была полностью разрушена. ВВП на душу населения в 2018 году составлял 4355 долларов. Не могу сказать, что это высокий показатель, но и не самый низкий в регионе. А если посмотреть в динамике, то за последние 10 лет он вырос более чем в два раза. Около 7% роста ВВП в 2018 году было обеспечено за счет промышленности. 3% — это строительство; остальное — услуги и сельское хозяйство. Один из самых крупных наших налогоплательщиков — это комбинат, который добывает и перерабатывает медные ископаемые. У нас действует около трех десятков малых гидроэлектростанций. И в 2018 году мы впервые произвели электроэнергии больше, чем потребили.

При этом средняя зарплата в Карабахе 380–390 долларов. Минимальная — около 120 долларов. Средний размер пенсии — 95 долларов, и в следующем году планируется ее повышение на 10%. При этом коммунальные платежи составляют около 30 долларов, подоходный налог — 20% при плоской шкале (в Армении — 23%).

Довольно скромно, но Карабах уже 28 лет существует в условиях непризнанности. И это, кстати, хороший урок для Донбасса. Донецку и Луганску стоило бы присмотреться к карабахскому опыту выживания. Хотя в самом Степанакерте явно открещиваются от этого «родства». Там заявляют, что не имеют никаких связей с ДНР и ЛНР (в отличие от других непризнанных республик). А вот в вопросе Крыма Москва может рассчитывать на понимание со стороны своего стратегического союзника. Вице-спикер Национального собрания Армении Ален Симонян сообщил нам, что, по его мнению, у Крыма не меньше международно-правовых оснований для самоопределения, чем у Карабаха, но они «совершенно другие». Это «две совершенно разные ситуации», потому что Карабах «ни дня не находился в составе независимого Азербайджана».

Решение должно быть приемлемо для трех народов

Революционного премьер-министра Армении Никола Пашиняна кое-кто считает «политическим сыном» и чуть ли не «реинкарнацией» первого президента, Левона Тер-Петросяна. Основано это мнение на том, что Пашинян в прошлом член команды ЛТП (прозвище Тер-Петросяна). Первый президент в свое время продвигал план урегулирования конфликта в Карабахе. Он состоял в том, чтобы вернуть Азербайджану районы за пределами территории собственно Карабаха, которые были заняты армянскими силами с целью обеспечения безопасности республики. Конечно, вернуть не просто так, а в обмен на статус Арцаха. Этот план был очень плохо принят в Карабахе. По мнению Масиса Маиляна, возврат территорий «нарушает систему безопасности и автоматически приводит к новой войне».

Но не намерено ли новое руководство Армении теперь реанимировать этот план?

В ответ на вопрос обозревателя «МК» о «политическом родстве» с первым президентом Пашинян, с которым мы встретились в здании правительства в Ереване, рассмеялся:

— Внимательно посмотрите на меня и скажите, похож ли я на Тер-Петросяна? Наши политические отношения закончились в 2012 году. После этого никаких связей с ним я не имел. После моего избрания на пост премьер-министра он попросил о встрече, чтобы сообщить важную информацию. И мы встретились. Это была наша единственная встреча после 2012 года. Кстати, он не сообщил мне ничего нового, все это я уже знал.

— А возможно ли сегодня возвращение к плану «статус в обмен на территории»? Или у вас есть своя формула урегулирования?

— Моя формула состоит в том, что любое решение конфликта должно быть приемлемо для народа Армении, для народа Нагорного Карабаха и для народа Азербайджана. Я первый армянский лидер, который заявляет, что решение вопроса должно быть приемлемо и для народа Азербайджана. За это меня немало критиковали в Армении. Но если мы хотим длительного мира, мы должны найти такое решение. Такова моя формула.

«Давайте начнем с Молотова»

— А что можно сказать об армяно-российских отношениях? Изменилось ли что-то после смены власти в Ереване?

— Апокалипсиса в отношениях между Арменией и Россией, который некоторые предсказывали, не произошло, — бодро констатировал премьер-министр. — В данный момент я доволен уровнем наших отношений. Мы остаемся стратегическими союзниками.

Однако в эту бочку меда недавно была влита ложка дегтя. И этот деготь носит имя Гарегина Нжде. Да-да, того самого Гарегина Егишевича Тер-Арутюняна, поручика царской армии и члена партии «Дашнакцутюн», которого армяне считают своим национальным героем. А россияне считают его «неоднозначной фигурой», а некоторые прямо обвиняют в пособничестве Гитлеру.

В Ереване есть памятник Нжде. Бронзовая статуя высотой 5,7 метра стоит в самом центре армянской столицы, недалеко от комплекса правительственных зданий и знаменитого блошиного рынка Вернисаж. В открытии памятника принимал участие тогдашний президент Армении Серж Саргсян. Российский МИД на это отреагировал, но как-то вяло.

А настоящий скандал разразился, когда депутат Армавирской городской Думы коммунист Алексей Виноградов закрасил черной краской памятную доску Нжде, установленную на территории местной армянской церкви. Она вообще-то там находилась с 2012 года, и в ее открытии принимали участие представители местной администрации. Но тут все вдруг сразу вспомнили, что национальный герой Армении, оказывается, сотрудничал с Гитлером, хотя раньше никто на это не обращал никакого внимания.

Разумеется, мы задали вопрос о Гарегине Нжде премьер-министру Пашиняну, и его ответ превзошел все ожидания.

— Имя Нжде впервые прозвучало во время Сардарапатской битвы (произошла 21–28 мая 1918 года, остановила турецкое вторжение в Армению. — М.П.), — сказал Пашинян. — В итоге этой битвы была создана первая армянская республика. В той же битве участвовал будущий советский маршал Ованес Баграмян. Для нас Нжде и Баграмян имеют одинаковые истоки как фигуры нашей истории. Они сражались за Армению против турок, которые организовали геноцид армян. Много говорят, что Нжде общался с представителями Третьего Рейха. Но Молотов тоже имел общение с представителями Третьего Рейха. Давайте создадим совместную комиссию по Молотову, изучим, что там произошло с этим Пактом. Давайте с Молотова начинать. А Сталин был вообще проинформирован, о чем они договариваются?

Пашинян также заявил, что для него является сюрпризом, что вопрос Нжде присутствует в отношениях Армении с Россией. Он заверил, что во время общения с российскими коллегами имя Гарегина Нжде никогда не звучало.

Многие мои собеседники в Армении были убеждены: вся эта история с Гарегином Нжде азербайджанская провокация. Конечно, желающие разорвать стратегический союз Армении и России есть, и это далеко не только Баку. Но говорят, что самые крепкие браки это не те, которые по любви, а те, которые по расчету. Союз с Россией продиктован интересами самой Армении, прежде всего, интересами безопасности. Это не зависит от того, кто возглавляет правительство. Придя во власть и оценив реальную ситуацию, любой армянский политик понимает, что Россия — это естественный союзник Армении. И только Россия способна обеспечить мир в регионе.

А кроме мира, говорят в Карабахе, им больше ничего и не нужно. У непризнанной республики достаточно для развития собственных ресурсов. Она вполне способна себя обеспечить. Однако короткая «апрельская война» 2016 года показала, что мир в регионе может закончиться в любой момент. Ведь, по сути, это не мир, а всего лишь перемирие, в котором стороны конфликта находятся с 1994 года, с момента подписания соглашения о прекращении огня. Это перемирие держится только на балансе сил, в Карабахе нет никаких миротворцев. В 2016 году возник дисбаланс: Азербайджан закупил много оружия и военной техники и решил, что сила на его стороне. Расчет не оправдался. Но опасность новой попытки реванша, конечно, существует. И какие-то решения, безусловно, нужны.

Однако 2016 год показал и другое: что «пепел Арцаха» по-прежнему стучит в сердце каждого армянина, где бы он ни находился. «В те дни все рвались на фронт, — вспоминает Масис Маилян. — Никто не дожидался повестки из военкомата. Не секрет, что многие армяне покинули родину из-за социальных проблем. В дни «апрельской войны» они вернулись. Странный народ эти армяне: в мирное время убегают из страны, а во время войны возвращаются».

Ереван — Москва

Марина Перевозкина

Комментарии

У армян есть ещё много неопознанных странностей, проживите ещё 7000 лет, может быть и вы наберетесь ума - разума

Очень хорошая, добрая, справедливая, чисто домашняя и порядочная статья. Спасибо.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.