Станислав Иванов: Удастся ли сирийским курдам сохранить завоеванный в боях с джихадистами автономный статус?

31 марта, 2020 - 16:33

Как и ожидалось, разгром наиболее крупной террористической группировки «Исламское государство» (запрещено в РФ) не принес мира и стабильности на курдские территории Сирии. Несмотря на то, что курдские ополченцы вынесли на себе основную тяжесть борьбы с этим мировым злом, они оказались вновь в окружении внутренних и внешних врагов.

Асад и его приближенные даже слышать не хотят о каком-то автономном статусе курдских районов и требуют немедленного разоружения курдских ополченцев, разрыва сложившихся в боях с ИГ их партнерских отношений с США. Из Дамаска звучат угрозы силой решить курдскую проблему и ввести правительственные войска на Восточный берег реки Евфрат. Попытки представителей России уговорить Асада на союз и взаимодействие с курдами пока успеха не имеют. Гораздо большее влияние на Дамаск в этом отношении оказывают его спонсоры в лице иранских аятолл.

И, если на местах, в частности, в приграничных с Турцией районах, курдским ополченцам и сирийским военным при посредничестве РФ удается все-таки договариваться и избегать боестолкновений, то на правительственном уровне Асад твердо стоит на позиции унитарного государства без права национальных меньшинств на создание автономий или федеральных округов. Формально заявив о восстановлении гражданства 300 тысячам курдов, правительство ничего не сделало для реализации этого указа президента. Сирийские курды по-прежнему остаются бесправными, их районы не финансируются из госбюджета и существуют как бы вне закона. От голода и разрухи курдов спасает налаженное с трудом сельское хозяйство и доходы от экспорта нефти и газа.

Вторая угроза исходит от бесноватого Эрдогана, который смог убедить Москву и Вашингтон, что само существование курдского автономного района на севре Сирии («Рожава») угрожает национальной безопасности турецкого государства. Под этим предлогом Анкара провела уже три военно-карательные операции на севере Сирии и оккупировала значительные районы компактного проживания курдов. Аппетиты Эрдогана растут постоянно, и он уже заявляет о готовности захватить нефтегазовые месторождения на Восточном берегу реки Евфрат. Сколоченные турецкими властями на скорую руку бандформирования из числа вооруженной оппозиции и радикальных исламистов создают новую администрацию, силовые структуры на захваченных территориях, терроризируют местное население, обстреливают прилегающие территории и курдские населенные пункты.     

Говорить о возможном скором конце гражданской войны в Сирии пока преждевременно. Дамаск контролирует примерно две трети территории страны, где проживает лишь треть (7-8 млн человек) от его довоенного населения (21,5 млн).  Отдельные районы проправительственных территорий время от времени выходят из-под контроля центральных властей. Так, в южной сирийской провинции Дэраа правительственные войска уже в 2020 году вынуждены были провести несколько военных операций по ликвидации отдельных отрядов боевиков оппозиции и радикальных исламистских группировок. Не все благополучно складывается для Асада и на его малой родине в провинции Латакия, где компактно проживают арабы‑алавиты. Провинция, несмотря на свою видимую стабильность и цитадель сирийской политической элиты, за годы гражданской войны полностью перешла в руки местных полевых командиров и организованной преступности. Во многом этому «помогла» сама политическая элита, которая поощряла контрабанду и другие виды нелегального бизнеса. В том, что иррегулярные формирования в прибрежных районах Средиземноморья не смогут долго удерживать власть в своих руках, нет сомнений. Однако неясно, кто заполнит будущий вакуум в сфере безопасности, финансов и экономики в Латакии. Пока официальный Дамаск пытается осторожно сбалансировать интересы многочисленного клана Асада и своих внешних союзников, которые оказывают ему помощь, но никто не знает, как будут разворачиваться события дальше.  На провинцию Латакия и ее Средиземноморский порт серьезные виды имеют иранские власти и их региональный партнер в лице ливанской «Хизбаллы».

Турция контролирует значительную часть провинций Идлиб и Алеппо, другие северные районы САР, где проживает свыше 4 млн. сирийцев. Курдские ополченцы и арабские племена Заевфратья контролируют северо-восток страны, где также проживает до 4-х млн сирийцев. В общей сложности, на неподконтрольных Дамаску территориях страны остается 7-8 млн человек. В статусе беженцев в сопредельных странах оказалось тоже примерно 7 млн. сирийцев, до 800 тысяч сирийцев приняли страны ЕС. Большая часть сирийских беженцев вот уже 10-й год влачит жалкое существование в палаточных лагерях за рубежом. Не многим лучше остается и социально-экономическое положение сирийцев в самой стране. Они по-прежнему испытывают трудности с электро и водоснабжением, нуждаются в восстановлении жилого фонда, инфраструктуры, больниц, школ и т.д. Остаются и высокий уровень безработицы, проблемы с обеспечением безопасности населения, репрессии со стороны властей, отдельные вспышки насилия и теракты продолжают иметь место практически повсеместно.

Развитие событий в Сирии и вокруг неё в последнее время показало, что военными средствами можно избавить страну от группировок иностранных джихадистов, но невозможно погасить внутри сирийский конфликт (гражданскую войну).  Требуется политическое решение, причём только в широком формате Женевского процесса, который не может быть подменён «форматом Астаны», несмотря на полезность последнего.  Как видится, главной тактической задачей на данном этапе становится следовать российско-турецкому соглашению от 5 марта 2020 года, добиваться прекращения огня и боевых действий на линии соприкосновения войск в провинциях Идлиб и Алеппо, изоляции террористических группировок, их разоружения и параллельно решать стратегическую задачу - возобновления работы Конституционного комитета по Сирии в Женеве. Привлечение к дальнейшему процессу урегулирования сирийского конфликта как можно более широкого спектра этно-конфессиональных и политических сил страны, включая курдских делегаций и представителей беженцев, могло бы положительно сказаться на дальнейшей нормализации ситуации в Сирии и консолидации всех внутренних сил и группировок, заинтересованных в прекращении вооруженного конфликта и сохранении сирийского государства. В противном случае, есть вероятность возобновления вооруженного конфликта в этой стране с активным участием внешних сил и их местных сателлитов или фиксации на долгое время распада страны на возникшие де-факто анклавы. Сирийским курдам, как и большинству населения Сирии, предстоит длительная и ожесточенная борьба на выживание и сохранение своей национальной идентичности. Региональные хищники в лице властей в Анкаре и Тегеране готовы вести прокси-войну в этой стране до последнего сирийца.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Комментарии

Турецкий президент Тайип Эрдоган опять пригрозил сирийской армии военными мерами

https://news.mail.ru/politics/41652799/?frommail=1

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.