АНДРЕЙ КЛИМОВ: ПРИ АКТИВНОЙ И ДРУЖЕСКОЙ ПОДДЕРЖКЕ РОССИИ МОЖНО РЕШИТЬ КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ ЦИВИЛИЗОВАННЫМ СПОСОБОМ

1 апреля, 2020 - 13:30

О российско-армянских отношениях, перспективах сотрудничества России и Армении, поправках в Конституцию РФ редакции газеты «Ноев Ковчег» рассказал Андрей Климов (на фото), член Совета Федерации Федерального собрания РФ, заместитель председателя комитета по международным делам, д.э.н.

– Андрей Аркадьевич, как Вы оцениваете двусторонние отношения России и Армении на нынешнем этапе? Как развиваются они после смены власти в Армении?

– Смена власти – вопрос сугубо самой Армении. И дело не в том, «кто кому нравится или не нравится». Мы уважаем волю народа каждого суверенного государства. Народ избрал правительство, руководителей. И мы принимаем этот факт. Вместе с тем каждая страна, которая себя уважает, должна выполнять те международные соглашения, которые существуют между государствами, в данном случае между Россией и Арменией.

Я могу с удовлетворением отметить, что практически по всем документам, которые между Россией и Арменией были подписаны, работа в том или ином виде продолжается. И это положительно и для России, и для Армении, а также для Евразийского Экономического Союза, ОДКБ и СНГ. Я не хотел бы давать оценки словам и действиям тех, кто раньше не был во власти, а сегодня оказался. Это внутреннее дело Армении. Но в нынешних обстоятельствах, получив серьезные полномочия, новые политики, на мой взгляд, правильно оценили ситуацию, и надеюсь, хорошо понимают, что ближе России как в географическом, так и в геополитическом смысле никого для Армении нет.

Другое дело, что люди пришли к власти относительно недавно и еще полностью не освоили рычаги взаимодействия. Для этого требуется время, опыт взаимоотношений нового кадрового состава с представителями российских министерств и ведомств, которые взаимодействуют с Арменией. Я думаю, что по мере движения вперед у Еревана будет полное понимание того, что Москва – стратегический союзник по всем направлениям сотрудничества.

– В каких областях можно, по Вашему мнению, интенсивировать политическое взаимодействие России и Армении?

– Обновление – естественная потребность людей. При этом важно в погоне за новым не потерять наработанное. Я сторонник максимальной эффективности того, что уже достигнуто. Как говорят в России, синица в руке лучше, чем журавль в небе. Но если говорить о «журавле в небе», определенные возможности имеются.

– Какие?

– У Армении есть своя диаспора во многих странах мира. Понятно, что она помогает своему государству. И я думаю, было бы логично со стороны диаспоры относиться и к Евразийскому Экономическому Союзу, и к ОДКБ, и к СНГ как к организациям, в которых их историческая родина принимает участие. Диаспора могла бы поддержать данные структуры и их движущую силу – Россию, проводя в своих странах соответствующую работу.

Но это не должно быть «игрой в одни ворота». Стоит отметить, что со своей стороны мы, защищая активно сугубо российские интересы, иногда недостаточно внимательно относимся к защите интересов наших партнеров на тех же самых площадках. Такая проблема есть. Каждый раз, когда мы проводим встречи с коллегами из Армении на разных официальных уровнях, мы говорим о том, что необходима координация на международных площадках. На уровне министерств иностранных дел это действует. Но наряду с формальной дипломатией есть и другие инструменты.

Еще один важный аспект – информационное взаимодействие. Так, летом прошлого года в Москве имели место попытки организовать волнения. Мы, комиссия по защите государственного суверенитета, которую я возглавляю, знали, что эти волнения во многом организовываются и подогреваются из-за рубежа, и представили конкретные факты. МИД Китая официально заявил тогда, что за московскими событиями Китай видит иностранную руку. Но Китай оказался единственной страной, кто сделал такое заявление. Когда на улицах Еревана происходили волнения, в нашей стране были такие, кто посчитал, что в Армении происходит очередная «цветная революция». Но мы не позволили убедить себя в этом. Вот в Венесуэле действительно имело место вмешательство извне, и у комиссии были тому доказательства.

Нам бы хотелось, чтобы в таких очевидных случаях наши партнеры, и не только Армения, реагировали соответственно. С Китаем есть понимание скоординированной политики, но это не значит, что мы должны во всем ему вторить. Это значит, что перед тем, как перепечатать тот или иной фейк, мы обращаемся к нашим партнерам и уточняем информацию. И наоборот. Когда появились разные «истории» про Китай, мы активно взаимодействовали с ЦК Компартии Китая и в течение часа получали исчерпывающую информацию, транслировали ее в России, инициировали письма поддержки Китая. Это дорогого стоит в переломные моменты истории каждой страны.

Теперь давайте перейдем в плоскость финансово-экономическую. Конечно, экономики Армении и России несопоставимы. Это объективная реальность. Тем не менее, Армения играла существенную роль в советском разделении труда. И на новом технологическом уровне следует попытаться такое распределение усилий организовать. Не восстановить то, что было в СССР, потому что многие технологические аспекты изменились, а нащупать определенные точки соприкосновения, возможности, которые эффективнее было бы реализовывать в Армении и через Армению. Это открыло бы большие горизонты.

Возьмем торгово-экономические отношения с Ираном. Эти отношения можно было бы выстраивать с опорой на определенные армянские возможности.

– В этом направлении работа уже идет…

– Да, идет, но ее можно усилить, тем более в условиях расширения взаимодействия Ирана с Шанхайской организацией сотрудничества. Речь идет не о том, чтобы сделать Армению транзитной территорией, а о многом другом.

Еще одна возможность – кооперация на уровне исследовательских центров, которые есть и в России, и в Армении. То сотрудничество, которое невозможно со странами, называющими Россию «стратегическим врагом», возможно с партнерами по СНГ и ОДКБ. В части научно-технического сотрудничества у Армении и России большой потенциал.

– Вы занимаетесь вопросами защиты государственного суверенитета в условиях информационной войны. Такая война ведется против России, но также против Армении. Какие меры следует, по Вашему мнению, предпринять Армении, против которой такая война ведется?

– Наша комиссия инициировала разработку проекта концепции международной конвенции по предотвращению вмешательства во внутренние дела государства. Такой конвенции нет. Информационная война может проводиться на разных технических площадках. Они могут совершенствоваться, меняться. Конвенция должна регулировать эту проблему в целом.

С МИД России мы договорились о том, что комиссия подготовит проект такой концепции. И пользуясь случаем, хочу сказать, что мы открыты для всех политических сил, в том числе армянских, для сотрудничества по разработке проекта концепции этой конвенции. У нас есть договоренность с китайскими партнерами. Армения может также присоединиться. Кстати, в январе этого года я был в Австралии в составе делегации, встречался с коллегами в сенате, и они пожаловались на то, что испытывают такое давление через Сингапур со стороны политических оппонентов.

Работа в этом направлении приносит реальные результаты. Наша комиссия два года занималась темой «Гугла». В итоге в ноябре прошлого года «Гугл» поменял правила распространения политической информации во всех странах своего присутствия. Мы готовы делиться опытом.

– Как развивается, на Ваш взгляд, военное сотрудничество России и Армении по линии ОДКБ?

– ОДКБ, в отличие от НАТО, не является военным блоком в традиционном понимании. Это не Варшавский Договор. Это организация коллективной безопасности, которая главным образом заточена на то, чтобы совместными усилиями оборонять свои границы и противодействовать терроризму. Организация носит сугубо оборонительный характер, у нее нет никаких геополитических претензий. Но ОДКБ должна работать в практическом плане, что предполагает слаженность на войсковом уровне, общие подходы к вооружению, методике

обучения персонала, офицерского корпуса, понимание современных приемов и методов ведения боевых действий. В этом плане предстоит большая работа, потому что возможности каждого государства разные.

Что касается географического положения Армении, оно очень важно с точки зрения уставных задач ОДКБ. И правильное взаимодействие военной базы России в Армении и на уровне государства, и на уровне общества влияет на то, как будет организована система защиты всего пространства ОДКБ и Армении. Мы будем продолжать усилия в рамках международного права для того, чтобы безопасность каждого члена ОДКБ, в том числе Армении, была на высочайшем уровне.

– В уставе ОДКБ написано, что в случае агрессии против одной из стран-участниц другие члены организации встают на ее защиту. Армения находится в недружественном окружении. Как поведут себя Россия и другие страны ОДКБ, если агрессия против Армении начнется со стороны Турции или Азербайджана?

– Я понимаю, что журналист должен заострять вопрос, а политик сглаживать. Но давайте разделим вопрос на подвопросы. Турция – член НАТО. НАТО объявил Россию своим противником. Мы не можем это игнорировать, несмотря на двусторонние отношения, диалог на высшем уровне, экономическое взаимодействие. И пока Турция – член НАТО, мы строим наше военное планирование с учетом этого обстоятельства. Азербайджан – член СНГ и не член НАТО. И мы не можем положить на одну чашу весов эти два государства.

В ОДКБ есть принцип коллективной обороны суверенных территорий в общепринятом мировом значении. Есть территории, которые признаны Россией как территории Армении, и на них в полном объеме распространяются уставные требования. Есть конфликт на территории, которую Азербайджан считает своей, на этом настаивает и болезненно реагирует. Россия участвует в обсуждении того, как выйти из этого конфликта, уже много лет. Россия выступала с предложениями, которые известны и бывшим, и сегодняшним лидерам обеих стран. На мой взгляд, эти предложения работоспособны. Но они лежат в сейфах лидеров стран, и не мне, российскому политику, эти сейфы открывать. Я понимаю, что политикам в обеих странах очень сложно избавится от всего сказанного, а сказанного было за прошедшие годы немало. Но рано или поздно придется и ради армян, и ради азербайджанцев, и ради жителей Нагорного Карабаха.

У России есть два принципа внешней политики, которые незыблемы – обеспечение безопасности РФ в ее суверенных границах и создание условий для роста благосостояния российского народа. И в этом отношении для нас спокойствие по всему периметру российских границ крайне важно. И мы делаем все, чтобы никому даже в голову не пришло апробировать эту систему в критической ситуации.

К сожалению, есть вещи, которые быстро не делаются. Я наблюдаю кипрский конфликт с момента его возникновения. И вижу различия ситуации в начале и сегодня. Кровь не льется, туризм развивается. Идет взаимодействие по линии борьбы с коронавирусом. Хотя есть турецкий фактор.

Я думаю, что в зоне армяно-азербайджанского конфликта также есть внешние игроки. Причем даже такие, которые в этом регионе не находятся. За океаном хотят, чтобы вдоль российских границ полыхало. По нашим данным, в группе оперативного планирования по дестабилизации ситуации в России и вокруг нее работают примерно 400 сотрудников ЦРУ. Они наблюдают ситуацию на Южном Кавказе и пытаются использовать в своих интересах.

Я надеюсь, что здравомыслие при активной и дружеской поддержке России позволит снять проблему, решить конфликт цивилизованным способом.

– По каким направлениям проводится работа с русскими соотечественниками за рубежом? Вы лично внесли в эту работу большой вклад…

– Одна из задач комиссии по международным делам партии «Единая Россия» – оказание содействия законным правам и интересам наших соотечественников за рубежом. Представители нашей партии участвовали в рамках Конституционной комиссии в разработке предложений, которые вынесены на всероссийское голосование. Это 69-я статья, часть 3 Конституции России, где впервые за всю российскую историю вводится понятие «соотечественник».

Мы – практические политики, люди, которые принимают решения о бюджете, законах, подзаконах, актах. Как мы строим свою деятельность? Например, принимается решение выделить средства на определенную работу за пределами России. В Министерстве финансов чиновник спрашивает, на основании чего может предоставить средства. И он прав, потому что слова «соотечественник» нет в Конституции. Но когда появляется запись в Конституции, когда поправки одобрены двумя палатами парламента, Конституционным судом, региональными парламентами всех субъектов РФ – это совсем другое. Теперь дело за гражданами.

Поправка гласит: «Российская Федерация оказывает поддержку соотечественникам, проживающим за рубежом, в осуществлении их прав, обеспечения защиты их интересов и сохранения общероссийской культурной идентичности». После такой записи легче принимать конкретные законы, в том числе о бюджете. Поправка вступит в силу, когда большинство граждан с российскими паспортами, в том числе проживающих в Армении, проголосуют за нее. А за пределами России живут миллионы наших соотечественников.

– Кого считать соотечественниками?

– Всех, кто имеет российский паспорт и находится за рубежом. Такие люди есть и в Армении, и их немало. Это люди, которые отождествляют себя с российской культурой, русским языком, языком межнационального общения. И Багратион служил в русской армии. И Баграмян.

В 1977 году появилось выражение «новая историческая общность – советский народ». В нем было много декларативного, но общность была. Это была не русская общность, это была симфония народов, которые проживали на одной территории на протяжении столетий.

Я вспоминаю аспирантское общежитие в Москве, в котором я жил в комнате со своим приятелем, таджиком. Тогда началась война в Афганистане, он был готов воевать, и не на российской стороне. Потом иммигрировал, жил в Америке. Поездил по всему миру, вернулся в Санкт-Петербург, сказав, что он дома, на родине.

Если бы смогли в обозримом будущем это восстановить, мощнее общности в мире не было бы. И для этого совершенно не обязательно восстанавливать Советский Союз. И одна из задач, в том числе, этой поправки в том, чтобы снять искусственные преграды между нами. При этом никто не собирается покушаться на суверенитет стран, которые находятся вокруг России. Если искать помощи за океаном или где-то еще, вспомните, что сделал Трамп в разгар эпидемии. Вот цена атлантическому партнерству.

Кстати, многие наши граждане за рубежом вспомнили сегодня о России, уезжают из стран, где коронавирус бушует, едут к нам, согласны две недели переждать в карантине. Желающих сегодня вернуться в Россию очень много. Я думаю, что в исторической перспективе мы увидим всеобщее отрезвление и поймем, что эта общность была даром свыше и нам надо на новом историческом витке воспользоваться прошлым опытом в рамках национальных государств.

– Что бы Вы пожелали нашим читателям?

– Быть здоровыми! Берегите себя!

Беседу вел Григорий Анисонян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.