Армянское устное народное творчество: эпосы, песни, сказки, пословицы и поговорки

9 апреля, 2020 - 20:16

Армянское устное народное поэтическое творчество связано с формированием армянского этноса, его языковой культурой. Образцы древнеармянской дописьменной эпической традиции (мифы, мифоэпические сказания, эпосы) сохранились в исторических трудах армянских авторов V века и последующих веков. Они приводятся как подлинный исторический материал.

Эпическая традиция

В «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци на уровне исторического предания сохранился древнеармянский мифоисторический эпос «Випасанк» («Эпические сказания»), отражающий исторические события с VI века до н.э. до II века н.э. Армянский эпос «Персидская война» сложился в раннем Средневековье. В его основе лежат исторические события III–IV веков, когда в соседнем Иране после свержения парфянской династии Аршакидов воцарилась династия Сасанидов. Вражда и противоборство между аршакидской Арменией и сасанидским Ираном, в которую вовлекались различные герои, продолжалась в течение столетий. Эпос состоит из отдельных эпических циклов, названных именами армянских царей династии Аршакидов: Хосров, Трдат, Тиран, Аршак, Пап, Вараздат, — а также полководцев из рода Мамиконянов: Ваче, Васак, Мушег, Мануел, которые вели вековую борьбу за независимость Армении. Разные эпизоды эпоса «Персидская война» сохранились в трудах армянских историков V века — Агатангелоса, Фавстоса Бузанда, Мовсеса Хоренаци. Основной лейтмотив эпоса — борьба против персов за независимость родной страны, почитание и любовь к царю как символу власти и независимости родины. В одной из глав эпоса символично отображено почитание родной земли и воды. Так, чтобы испытать армянского царя Аршака II (350–368) на верность родине, персидский царь Шапур (арм. Шапух) велит привезти из Армении землю и воду и засыпать половину пола в своей приемной этой землей, обрызгав ее водой. Пригласив Аршака, Шапур вместе с ним начинает прохаживаться по приемной. При этом, когда они вступают на персидскую землю, Аршак, раскаиваясь, признает, что заслуживает кары. Но как только они вступают на засыпанную армянской землей половину, Аршак грозным голосом восстает против Шапура и отвечает, что, вернувшись на родину, отомстит ему. В этом эпизоде подчеркивается вера в магическую силу родной земли и воды, и что на родной земле человек чувствует себя сильным, гордым и свободным.

В эпосе «Таронская война», сохранившемся в исторических трудах Себеоса (VII век) и Иоанна Мамиконяна (VIII век), отражены события конца V – начала VI века, связанные с борьбой князей Мамиконянов с сасанидскими царями и вельможами за независимость своей области — Тарон.

Последний эпический памятник, сохранившийся в устной народной традиции, — «Сасна Црер» («Сасунские удальцы», или «Давид Сасунский») был обнаружен и записан лишь в 1873 году и ныне представлен в многочисленных вариантах. Этот эпос является классическим примером героической эпики, где древние мифы искусно сочетались с поздними историческими событиями, создавая новое качество героического эпоса. Его целостная циклизация произошла в Средние века (VII–XIII века) на основе исторических событий той эпохи. Эпос состоит из четырех циклов, каждый из которых называется по имени одного из сасунских героев по генеалогической линии — от прадеда до правнука (Санасар, Багдасар, Мгер Старший, Давид, Мгер Младший). Первый цикл эпоса повествует о жизни и занятиях братьев-близнецов Санасара и Багдасара Он построен на сюжетной основе близнечного мифа и сочетании исторического предания об ассирийском царе Синаххерибе и его сыновьях, убивших в 681 году до н.э. своего отца и бежавших в Армению (IV Книга царств: 18:13). Второй и четвертый циклы — о Мгере Старшем и Мгере Младшем — построены на разных мифологических сказаниях о древнеармянском боге Михре (Митре) и на мифологеме о герое, заключенном в скалу. Третий цикл «Сасна Црер» — о Давиде Сасунском. Давид выступает в роли Бога грозы, драконоборца, о чем свидетельствуют все его подвиги и обретение меча-молнии. Его главным противником является его сводный брат Мсра-Мелик — дракон.

Во всех циклах эпоса вода выступает как первооснова. Связь героев с водной стихией проступает в имени их праматери Цовинар (cov — море). Цовинар — мать близнецов, которые зачаты от одной с половиной горсти выпитой ею воды. Огненного коня, доспехи и оружие Санасар находит на дне моря, а напившись из млечного родника, становится могучим и непобедимым. Свою крепость и город братья-близнецы основали у истоков бурной реки. Герои эпоса перед боем купаются в чудотворном роднике и, напившись из него, обретают силу и непобедимость. Давид погибает в воде, пронзенный стрелой неприятеля.

Основная тема «Сасна Црер» — противостояние и борьба между христианами и язычниками-иноверцами из-за обременительной дани, наложенной захватчиками на Сасун, и разорения святыни сасунцев — монастыря Св. Богородицы. Важнейшим в эпосе является мотив наследника, имеющий композиционное значение, ибо без героя-наследника продолжение эпоса невозможно. Но проклятый своим отцом, Мгер Младший остается без наследника. С его входом в пещеру эпос заканчивается. Самая характерная черта данного эпоса — это непобедимый героический дух, обусловленный богатырскими подвигами героев и вековой борьбой армянского народа против арабских завоевателей. Будучи эпическим отражением конкретной исторической эпохи (VII–XIII века), «Сасна Црер» слагался и передавался из поколения в поколение сказителями в устной традиции. Художественно вбирая многие элементы этнической культуры сквозь пласты разных эпох, он стал бесценным культурно-историческим шедевром армянского народа.

Историко-эпические песни

В течение веков историко-эпические песни сопровождали и своеобразно отражали вехи армянской истории, сохраняя ее важнейшую особенность — конфликт между армянами и иноземными поработителями. Самая древняя историческая песня относится к XIII веку и называется «Песня о Левоне». В 1266 году Левон, сын киликийского армянского царя Хетума I, во время сражения с египетским султаном Бибарсом попал в плен. Отец выкупает сына, отдав арабам город Алеппо. В 1270 году Левон III становится царем Киликийского царства. Другая эпическая песня сложена о знаменитой исторической личности X – начала XI века Григоре Нарекаци, возведенном в ранг святых. Ее содержание основано на эпизодах чудотворных деяний юного Григора. Эпическая песня «Карос Хач» была распространена в Западной Армении (Ван, Муш) и известна в 18-ти вариантах. Песня сначала состояла из двух независимых частей, которые впоследствии были объединены в единое целое. В этой духовной песне восхваляется крест как символ христианской религии и как самое могучее оружие против иноверцев. Мощность креста состояла также в том, что он сплетен из священных растений простыми подпасками. Во временном отношении к «Карос Хач» довольно близка эпическая песня «Мокац Мирза». Мирза был армянским князем из провинции Мокс. Он получает приглашение от Колот-паши города Джезире и едет к нему. Но лживый Колот-паша во время обеда отравляет Мокац Мирзу. В песне все время повторяется трагический рефрен: «Жаль, тысячу раз жаль Мокац Мирзу!». Этот сюжет очень характерен для многовековой истории армян и представляет собой обобщенную картину реальной жизни, когда чужеземные узурпаторы разными средствами пытались расправиться с армянским дворянством.

В репертуаре эпических песен особняком стоит песня «Аслан-ага», не связанная с историческими событиями. Она основана на верованиях и нравоучении. Аслан-ага — богатый, не боящийся никого феодал, проводящий время в пирах. Он настолько беззаботен, что даже не знает, что существует смерть. В основе песни «Аслан-ага» — греческий миф об Алкестиде и Адмете (Калидонская охота), но сюжет, будучи обработан и связан с армянскими традиционными народными верованиями, получил сугубо национальную окраску.

«Песня о Ростом-беке» повествует о гибели Ростома — храброго сына карабахского мелика Абова, который в сражении близ Памбака (Лори) в 1904 году был пленен персами и жестоко казнен. Ростом-бек со своим отрядом доставлял провиант войскам генерала Цицианова, окруженным под Ереванской крепостью.

Историческая песня «На помощь, Баязет сожгли!» повествует о реальных событиях — пожаре в городе Баязет в 1829 году. Там армяне после отвода русской армии с завоеванных земель подверглись жестокой мести турок за помощь и симпатии к русским. В 1829 году Баязет был сожжен, а население бежало в Восточную Армению, присоединенную к России.

Колыбелью армянского героического эпоса был Сасун, который славился своими храбрыми, свободолюбивыми сыновьями, веками защищавшими свободу и продолжавшими традицию героев своего эпоса, и героическая крепость Зейтун, окруженная недоступными горами. Неоднократные попытки Турции ужесточить свою власть в Сасуне и Зейтуне заканчивались неудачами. Восставшие в 1893 году сасунцы не сдались турецким властям. Окруженные регулярной армией и курдскими разбойничьими бандами, они храбро защищались. Песня «Зейтунский марш», которая бытует по сей день, является призывом к борьбе против тирании, хвале мужества и преданности борцов:

Зейтунцы, в путь! Уже светло.

Бери ружье, садись в седло,

пойдем вперед!

Доколь, доколь хребет склонять,

Тирану шею подставлять?


(Пер. В. Брюсова)

В этот период непрерывных боев особо отличилось село Талворик (Западная Армения). Песня «Талворикский удалец» воспевает суровый образ жизни горца-талворикца, привыкшего жить хотя и бедно, но свободно и независимо.

Песня «Раздался зов с армянских гор Эрзрума» посвящена патриотической организации «Защитник Отечества», созданной в городе Эрзрум (Карин) в 1882 году и имеющей целью подготовить вооруженную борьбу западных армян против турецкого гнета. Это призыв к самообороне, защите национального достоинства.

В народном песенном репертуаре значительную группу составляют песни о бойцах-удальцах, с оружием в руках добровольно вступивших в неравную борьбу с коварным врагом. Песни о них в пору возникновения назывались гайдукскими, в дальнейшем и до настоящего времени — песни фидаи. Герои этих песен в основном реально существовавшие личности, ставшие известными благодаря своим подвигам в Западной Армении: Ахпюр Сероп (Сероп Варданян), его жена Сосе, Саркис Кукунян, Геворг Чавуш, Арабо, Вардан, Вазген, Гурген, Менак (Егор Арустамян), Хан, Туман Тумян, Ишхан, Сако из Севкара и в центре — полководец, генерал Андраник-паша (Андраник Озанян). Андраник Озанян, в народе известный просто как Андраник, три десятка лет с оружием в руках сражался против турецкой тирании, выказывая примеры необыкновенной храбрости.

Песни об Андранике слагались при его жизни. Народное воображение героизировало его личные качества: он родился под покровительством Св. Георгия, он непобедим, турецкая пуля его не берет. Андраника сравнивали с парящим над горами орлом, с неистово сражающимся львом.

Геноцид армян 1915 года получил отражение в армянских песнях в основном на тюркском языке. Восточная же Армения, вовлеченная в Первую мировую войну, пережила связанные с турецким нашествием в Закавказье бедствия и страдания в 1913–1920 годах. Обескровленная Первая Республика Армения в 1920 году потерпела поражение. Карабахское освободительное движение конца XX века, герои и их самоотверженные подвиги и храбрость дали толчок к воссозданию старых и созданию современных эпических песен, наделяющих своих героев более реалистическими чертами. В этом аспекте наиболее характерными являются песни о Командосе (ныне здравствующем генерале А. Тер-Тадевосяне), о погибших Бекоре, Монте («Аво») Мелконяне, Армене и других.

Армянские народные эпические песни ХIХ–ХХ веков живы в народной памяти и широко бытуют в настоящее время, что обусловлено исторической судьбой армянского народа.

Армянские сказки

В фольклорном наследии армянского народа по своему объему, богатству и значимости видное место занимают сказки. Они отличаются богатством и разнообразием типов, объемов и сюжетов. В сказочном наследии армянского народа различаются следующие группы:

— волшебные или чудесные, бытующие также под названием hrašapatum;

— реалистические, в свою очередь имеющие подгруппы: легенды, новеллистические и юмористические сказки;

— анекдоты.

Сюжеты сказок дают представление о тематике армянских сказок, варианты которых были распространены в разных историко-этнографических областях Армении и имеют параллели в репертуаре других народов.

Значительное место в сказочном наследии, особенно в ранних сборниках, занимают волшебные сказки. Характерные персонажи волшебных сказок: дэвы (чудища); одно-двух-трехголовые змеи višap — драконы, kaxard — колдун, царь, три царевича, младший из которых — самый отважный и храбрый, но скромный и чуткий; три царевны; бездетный царь; заколдованный царевичи в облике змеи; царевич, зачатый от поедания яблока; старик — мудрый советник и учитель; богатый купец-еврей; злая мачеха; братец-ягненок; превращенная в лягушку красавица; вскормленный львицей (или другим животным) юноша; сестра-людоед; распоряжающийся временем старик и т.д.

В волшебных сказках доминирующую роль играет вода — простая или живая. Место и время действий, как правило, не конкретизированы — просто страна, земля, город, горы, море, остров, лес, поле и т.д. Иногда указываются лишь страны, куда направляются герои: Чинумачин (Китай), Инди, Индостан (Индия), Кандагар (Пакистан) и др.

Армянские реалистические сказки называются также бытовыми. В отличие от волшебных, их персонажи наделены реалистическими чертами. Названия сказок носят основные признаки социальной градации — царь, господин, священник (поп, дьякон, молла), крестьянин, ремесленник, два, три брата, супруги, брат и сестра, отец и сын, дядя (брат матери) и ремесленник, иногда с указанием конкретных исторических личностей — Шах Аббас, Султан Мурад, Врач Лохман, или же они характеризуют физические и нравственные отличия героев — мудрый, умный, плешивый, хитрый, глупый, языкастый и т.д.

В армянских сказках употребляются определенные формулы-зачины, характеризующие начало, конец сказок, время, женскую красоту и т.д. Обычно сказки начинаются фразой «было, не было». По ходу повествования употребляются: время странствования — «шел, шел, так долго шел, сам знает да бог», пиршества — «свадьбу справляли семь дней и семь ночей», женская красота — «солнцу говорит не выходи, я выхожу». Нанося удар противнику, герой обычно говорит: «…я родился единожды, у меня одно слово и один удар».

Заканчиваются сказки фразами «с неба упали три яблока, одно — сказителю, другое — слушателю, третье — всему миру», «их желание исполнилось, чтобы и ваше желание исполнилось бы» или «добро — здесь, зло — там» и т.д.

Народная лирика

Ранние образцы древнеармянской лирики — hayren (букв. «по-армянски») засвидетельствованы в средневековых манускриптах, начиная с XIII века Много айренов собрано и в последующие века. Их варианты, бытовавшие в устной народной традиции, назывались antuni (букв. «без дома») — песни бездомного, ибо в этом стихотворном размере в Средние века были сочинены и песни скитальцев. Видимо, эти песни сочиняли народные профессиональные певцы — gysan (гусан), которые «творили устно и распевали свои песни в сопровождении игры на музыкальных инструментах по преимуществу на пирах, свадьбах и во время погребальных процессий. Песни по своему содержанию, главным образом, застольные, любовные, колыбельные и погребальные». Стихотворный размер этих песен построен на двустишии, которое представляет одно целое и называется tun или beytʻ. Этот размер, перешедший из народной лирики в литературную традицию, является излюбленным для литературной поэзии XIII–XVII веков.

Другой типологической моделью армянской народной лирики являются четверостишия (иногда двух- шли трехстрочным составом), названные наро-дом xał, xałik (песня, песенка), всегда сопровождаемые припевом. От этих маленьких песен обычно через контаминацию или наращивание складываются длинные песни. Они как отдельный жанр относятся к крестьянскому песенному репертуару и отражают в большинстве своем разные стороны сельской жизни.

На их основе сочинялись армянские народные плясовые песни. Хахихи и айрены представляют те основные типы народной лирики, на основе которых сочинены почти все виды и группы песенного репертуара. К ним относятся:

Обрядовые песни, куда входят: а) рождественские колядки — avetis, исполняющиеся группами юношей в Сочельник Рождества Христова обходной процессией по селу и радостно возвещающей о рождении Иисуса; 6) свадебные песни, в которых центральное место занимают восхваление одежды невесты («царицы», «венценосицы») и древа жениха «царя» («венценосца»); в) песни-гадания на Вознесение Господне — vički erger, исполнявшиеся девочками и молодыми женщинами; г) песни-причитания —vołberger, sgaerger — исполняются во время оплакивания покойника. Плачи-причитания были древнейшим обычаем у армян, засвидетельствованным в литературной традиции еще с V века.

Трудовые песни в большинстве своем — крестьянские, тематически подразделяются на две основные группы: а) связанные с полевыми работами; б) связанные с домашними работами.

Основными песнями, связанными с полевыми работами, являются песни вспашки и посева, по припеву называемые horovel.

При исполнении домашних работ (во время прядения, ритмичных движениях сбивания масла в хноци, толчении ступкой, доении коров) женщины часто пели песни, отличительной особенностью которых были повторы слов.

Песни скитальцев, странников, известные в народе под названиями panduxti или łaribi erger, издавна присущи песенному фольклору. По содержанию они разделяются в основном на три тематических мотива.

— отправление скитальца на чужбину и прощальные пожелания родных и близких;

— тяжелое состояние скитальца на чужбине, его тоска по родине и родным, иногда мотивы его болезни и смерти;

— ожидание, тоска, переживания родственников и близких, иногда с чередующимся мотивом радостной вести о возвращении скитальца, а иногда — о его смерти и траурной церемонии.

Солдатские (рекрутские) песни армян по сравнению с другими видами народных песен — результат более позднего времени и связаны с определенными историческими событиями. Они начинают складываться с конца XIX века, когда восточные армяне начинают призываться в российскую армию, а западные армяне — в османскую. И скитальческие, и солдатско-рекрутские песни насыщены драматизмом человеческих переживаний, болью, печалью к тоской.

Детские и колыбельные песни сочинены как по типам айренов, так и хахиков. Жанровой спецификой колыбельных песен считаются припевы. В колыбельных песнях большое место занимает хвала и бесконечная любовь матери к ребенку, мечта о его счастливом будущем, забота о сохранении его здоровья от всех злых духов и внешних опасностей.

Армянская паремиология

Пословицы и поговорки любого народа считаются концентрацией мудрости данного этноса. Армяне называют их «слова предков» — как заповедь мудрости для каждого следующего поколения. Малые по форме, они представляют собой стереотипные формулы речи, состоящие всего из нескольких слов и словосочетаний, которые, однако, семантически насыщены глубокими обобщающими идеями.

Первое упоминание об армянских пословицах и поговорках датируется V веком. Мовсес Хоренаци приводит пословицу о прожорливом Шара, бытовавшую среди крестьян, его современников: «Коль у тебя глотка Шара, то у нас не ширакские амбары» (Хоренаци, I, 12). Эта пословица восходит ко времени вторжения в Армению племени шираков — сарматов, т.е. к IV–II векам до н.э.

Систематическая фиксация армянских народных пословиц и поговорок начинается с середины XIX века, и сегодня их число превышает 100 тысяч. Большинство из них систематизировано и опубликовано в капитальном труде академика А. Ганаланяна.

Источник: Армяне / отв. ред. Л.М. Варданян, Г.Г. Саркисян, А.Е. Тер-Саркисянц ; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН ; Ин-т археологии и этнографии НАН РА. — Москва : Наука, 2012. — (Народы и культуры).

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.