Поездка на празднование юбилея Ленинаканского погранотряда и встреча с городом Ани

30 апреля, 2020 - 22:58

Близится очередная дата создания Ленинаканского (Гюмрийского) пограничного отряда, который был образован 20 мая 1924 года. Это будет 96-я годовщина. Об истории этого погранотряда я расскажу в отдельной статье. А на сей раз мне хотелось бы поделиться своими воспоминаниями по поводу празднования 60-летия Ленинаканского пограничного отряда КГБ СССР, которое отмечалось в Ленинакане в 1984 году.

Дело в том, что мой отец, Лео Тиранович Ерканян, в 1952 - 1954 годах служил в 39-м Ленинаканском пограничном отряде, на 24 погранзаставе (в/ч 2012) около посёлка Анипемза на границе с Турцией. Отец имел звание ефрейтора. Он был образцовым пограничником. Во время службы он не раз отличился, даже участвовал в задержании нарушителя границы и ему вручили знак «Отличный пограничник».

Почётный знак «Отличный пограничник» был учреждён в 1949 году решением Совета Министров СССР. Он был предназначен для поощрения солдат и сержантов погранвойск. Награждение производилось за самоотверженную и доблестную службу по охране границы страны. Знак вручался бойцам, умело действовавшим при задержании нарушителей границы. Эта награда просуществовала до 1969 года, когда вместо знака «Отличный пограничник» был введён другой знак - «Отличник погранвойск» 1 и 2 степени.

Отец рассказывал, что в его время пограничная служба была нелегка. Там, где он служил, зимы были очень холодными, а летом стояла сильная жара. Техники не было почти никакой. Вместо машин пользовались лошадьми. Собственно, в горных районах, там где машина не пройдёт, лошадь просто незаменима. Лошадь, запряжённая в телегу доставляла продукты питания и большую бочку с питьевой водой. Но как-то раз летом вода запоздала. Пограничники, мучимые жаждой, были на грани отчаяния. И тут полил спасительный дождь. По воспоминаниям отца жажда была столь сильна, что все пограничники, встав на колени, стали пить дождевую воду прямо с земли. К счастью, такое больше не повторилось.

Получилось так, что служба отца совпала со строительством Административного здания Чулочно-трикотажной фабрики (1954) и Центрального телеграфа. Их соорудили на главной площади Ленинакана - площади Ленина. И автором обоих зданий является крупный армянский архитектор, мой дедушка Тиран Мисакович Ерканян. А дедушка тогда значительную часть времени проводил не в Ереване, а в Ленинакане на строительстве своих зданий. Так вот, сын в увольнительную приходил к отцу на стройку. Так что они часто виделись. Напомню, что знаменитое на весь мир красивое Административное здание с часами на башне, выстоявшее во время землетрясения 1988 года, стало символом несгибаемости и возрождения армянского народа. Только ныне площадь Ленина переименовали в площадь Независимости.

Итак, отец служил в 39-ом Ленинаканском погранотряде, на 24-я погранзаставе, которая являлась воинской частью № 2012. Сейчас мало кто знает, но в начале 50-х годов Ленинаканский пограничный отряд носил имя всесильного министра внутренних дел СССР Лаврентия Павловича Берии, который рвался к власти над всей страной. Тогда на всех заставах погранотряда висел его портрет. И вдруг неожиданно в конце июня 1953 года начальник 24 заставы на глазах у изумлённых пограничников содрал со стены портрет Берии и швырнул его на землю. Он объяснил своим подчинённым, что 26 июня 1953 года враг советского народа Берия был арестован по обвинению в измене Родине и заговоре с целью захвата власти. Позже, 23 декабря 1953 года, он был расстрелян. Со дня ареста Берии 39-й погранотряд больше не носил его имя.

По окончании службы, отца не хотели отпускать домой. Упрашивали остаться на службе в погранвойсках. Хотели отправить на учёбу в Москву. Но он отказался. Вернулся в Ереван и поступил на юридический факультет Ереванского университета. Но добрую память о службе и пограничных войсках он сохранил на всю жизнь. Он очень любил, вышедший на экраны страны как раз в 1953 году фильм «Застава в горах». Хоть в нём события происходили на погранзаставе в Средней Азии, но очень напоминали ему родную заставу.

Так вот, в мае 1984 года отца пригласили на празднование 60-летия Ленинаканского погранотряда. И он взял меня с собой. В Ленинакане торжественно отметили этот юбилей. Закавказский погранокруг в 1974 году был награждён орденом Красного Знамени и потому именовался Краснознамённым Закавказским пограничным округом. А Ленинаканский погранотряд, как передовой, был удостоен ордена Красного Знамени ещё раньше - в 1968 году.

На 3-х дневный юбилей погранотряда съехалось много ветеранов и почётных гостей. Всех тепло приняли, устроили в гостинице «Ленинакан» в центре города. Гостей провели по территории отряда, показали клуб и казармы, познакомили с жизнью пограничников, угостили солдатской едой. Всем пожелавшим устроили экскурсию по Ленинакану. Нам с отцом, конечно, было особенно приятно побывать на площади Ленина и увидеть дедушкины здания.

20 мая 1984 года состоялось торжественное заседание и концерт. Было зачитано приветствие от командующего Краснознамённым Закавказским пограничным округом КГБ СССР генерал-майора Бориса Ефимовича Сентюрина. С докладом о 60-летии Ленинаканского погранотряда выступил начальник отряда подполковник Валерий Павлович Сычев. Он подробно рассказал об истории и сегодняшнем дне вверенного ему отряда. Выступил также и командующий расквартированной в Ленинакане дивизии. Насколько я помню его фамилия была Корунов. Он сказал, что пограничники могут не сомневаться, что если противник на данном направлении нарушит покой мирных граждан, армия немедленно придёт на помощь и мощным ударом уничтожит его. В честь собравшихся был устроен банкет.

Но наиболее сильное, я бы сказал неизгладимое впечатление на меня произвело вот что. Отца, наряду с несколькими особо чтимыми ветеранами-пограничниками, пригласили посетить пограничную заставу на границе с Турцией напротив Ани. Эта застава находится в строго охраняемой закрытой зоне, куда никого постороннего не пускают. Но отец уговорил пограничное руководство взять туда и меня.

Это было здорово. Застава находилась на берегу реки Ахурян - левом притоке Аракса. А сразу за рекой - Турция, вернее Западная Армения, а именно Ани. Мы поднялись на пограничную вышку. И там дежурный по указанию начальника заставы разрешил нам посмотреть в мощный пограничный бинокль, который называется бинокуляр.

Не могу передать впечатление. Волшебный по красоте «Город тысячи и одной церкви» Ани был виден, как на ладони. Изумительный полуразрушенный город из оранжевого и розового туфа переливался на солнце. Я был восхищён чудесной архитектурой Кафедрального собора, церквей, зданий и крепостей. Долго не мог оторваться от бинокуляра. Казалось, стоит протянуть руку и ты дотронешься до древних камней Ани. Однако, нас разделяла непреодолимая граница. Было невероятно обидно, что армянский город Ани, который расположен прямо у границы, ныне принадлежит туркам и попасть туда невозможно.

Мне хотелось бы вкратце напомнить читателям об Ани. Впервые город Ани упоминается в V веке. Во второй половине X века армянский царь Ашот III делает Ани столицей страны. Столицей Анийского царства Ани был с 961 по 1045 год. Сюда был также перенесён Армянский Католикосат. Ани стал центром армянской культуры.

Город, находящийся на перекрёстке дорог Шёлкового торгового пути, активно развивался. Население города  к XI веку выросло, по некоторым сведениям, до 200 тысяч человек. В Лондоне в то время проживало лишь 40 тысяч человек. В это время город бурно застраивается. Особенно много строится церквей. Одна краше другой. По этой причине Ани называют «Городом 1001 церкви». Кроме этого строятся великолепные дворцы, здания и фортификационные сооружения. Все строения  были и технически и художественно совершенными. По своей красоте и богатству город соперничал с Константинополем, Багдадом и Дамаском.

Но, к несчастью, один за другим следуют набеги иноземных захватчиков. А кроме этого, Ани сотрясают землетрясения. Но армянские мастера вновь и вновь отстраивают город. Самым мощным ударом стало разрушительное землетрясение 1319 года. После этого полуразрушенный город стал ветшать. Население начинает покидать Ани. Анийские армяне разбрелись по свету. Они создали колонии далеко за пределами Армении. Многие поколения талантливых и трудолюбивых анийских армян восхищали всех своими открытиями и творениями.

В 1878 году Карсская область, включая Ани, была отвоёвана Россией у Турции. В 1892 году начались первые раскопки, которые спонсировала Петербургская академия наук и проводил известный востоковед Николай Марр. Было сделано много ценных археологических открытий. За 25 лет работы были раскопаны дворец царя Ашота, множество храмов и жилых построек. Кое-какие аварийные, наиболее важные строения даже успели отреставрировать. Были произведены обмеры зданий, многое было научно описано и сфотографировано.  Раскопки археологов продолжались до 1917 года.

Но в 1918 году Османская империя снова начала агрессию и захватила Карс, находящийся в 40 километрах от Ани. Когда турецкая армия подходила к городу, чудом удалось вывезти около 6 тысяч предметов и доставить их в Ереван. Вскоре Турция капитулировала в Первой мировой войне и оставила Ани. Армянские специалисты вернулись, чтобы заняться восстановлением города. Николай Марр, который ранее вёл в Ани раскопки, сказал, что всё ценное, что осталось в городе, было либо разграблено, либо уничтожено турками. Также безвозвратно пропали все, оставшиеся в Ани рабочие документы экспедиции.

В 1920 году Турция вновь напала на Армению. А в 1921 году за спиной армян большевики с турками подписали противоестественный Карсский договор, закрепивший переход Ани к Турции. В мае 1921 года Великое национальное собрание Турции (парламент) приказало генералу Кязыму Карабекиру «стереть все памятники Ани с лица Земли». Всё уничтожить не получилось, но многое бесследно исчезло, в частности все следы экспедиции Марра.

Разумеется, все последующие годы Турецкое государство не стремилось защищать и сохранять чуждое им армянское наследие. Более того, было заинтересовано в уничтожении следов армянского присутствия на своей же родной земле. И за истекшие десятилетия все 1001 храм ещё больше обветшали. А многие и разрушилось. Потом, живущие в округе нынешние обитатели этой армянской земли, вовсю разбирают древние камни и увозят для своих нужд. Многое рушится в результате сейсмичности этой зоны и буйству стихии.

Тем не менее, в сильно разрушенном виде Ани, именуемый городом-призраком, дожил до наших дней. Он находится в турецкой милитаризованной зоне. Потому попасть туда сложно. Но многие международные организации, обеспокоенные судьбой Ани, и стремящиеся спасти его от окончательного уничтожения, всё чаще поднимают вопрос о необходимости охраны и восстановления города.

Под их давлением в 2004 года был снят запрет на фотографирование города. Официальное разрешение для посещения города больше не требуется. Министерство культуры Турции заявляло о том, что собирается охранять и восстанавливать город. В октябре 2010 года вышел отчёт Global Heritage Fund, озаглавленный «Спасая исчезающее наследие», в котором Ани был перечислен среди 12 памятников, которым наиболее сильно угрожает полное уничтожение, а среди причин названы плохое управление и мародёрство. World Monuments Fund в 1996, 1998 и 2000 годах помещал Ани в список 100 наиболее аварийных ценных памятников. В мае 2011 WMF объявил, что начинает консервацию собора и Церкви Искупителя вместе с министерством культуры Турции. В конце XX века был поставлен вопрос о внесении Ани в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. И в 2016 году город включили в этот охранный список.

Да, далеко не всё из шедевров Ани дошло до наших дней. Но и то, что сохранилось, поражает своей красотой.

Вот лишь некоторые наиболее крупные и ценные сохранившиеся храмы Ани. В первую очередь это великолепный Кафедральный собор, построенный знаменитым архитектором средневековой Армении Трдатом (1001). Ещё один храм, построенный Трдатом, - храм царя Гагика (1015). Он был возведён по образу храма Звартноц. Можно ещё назвать Церковь Сурб Геворг (980), Церковь Святых Апостолов (1031), Церковь Христа Спасителя (1036 год) и Церковь Григория Просветителя (1215).

Завершая свой рассказ, хочу сказать, что свою поездку и увиденный мной красавец Ани, я не забуду никогда. Ани отошёл к Турции в 1921 году. То есть скоро исполнится 100 лет этому преступному сговору, когда армяне стали жертвой договора Ленина и Ататюрка. Очень хочется надеяться, что Российская Федерация, осознав свои же интересы, денонсирует Московский и Карсский договоры 1921 года и Ани, Карс, Арарат и другие армянские земли вернутся к их законному хозяину.

Александр Ерканян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.