Из истории армянской диаспоры. Тигран II: от небывалого величия до потери империи

1 марта, 2022 - 13:09

В 2001 году, когда в Ереване торжественно отмечали 1700-летие принятия христианства, никому не показалось странным, что на Площади Республики, с привлечением огромного количества людских сил и ресурсов, была исполнена опера Антонио Вивальди «Тигран Великий». Никого не смутило, что Тигран имеет к христианству очень отдаленное отношение как в прямом, так и в переносном смысле; несведущие в истории музыки наверняка возгордились, что о нашем великом предке писали до самого XVIII века. Можем от себя добавить, что до XVIII столетия оперы армянскому правителю посвящали очень многие именитые музыканты. Интересно, но факт: в честь Тиграна II написано 23 оперы самых известных композиторов эпохи Барокко и Рококо. Наверное, это единственная фигура античного периода, удостоенная такого внимания в музыкальном мире.

Последний великий представитель эллинистической эпохи (характеристика английского историка В. Тарна) Тигран II оставил поистине необычное наследие: противоречивые сведения в анналах как злейших своих врагов, так и доброжелателей, великолепные, прекрасно отчеканенные монеты, величественные руины крепостных стен и городов и… полное молчание в народном творчестве. О себе самом. Нет, эхо его бурной деятельности, конечно, звучало, но в песнях и рассказах о его далеком предке — Тигране Ервандяне.

Превратившись в некий собирательный образ, эталонного царя, некоего полугероя-полубога, долгие годы он считался образцом мудрого и справедливого правителя. Так Тиграна Великого представляет и «отец нашей истории» Мовсес Хоренаци. А ведь современники его просто называли богом. Человек, правитель, по античным меркам, глубоко провинциальной страны, сумел за 14 лет создать империю за счет умения правильно выстраивать отношения с соседями и четко ставить цели. Он пришел к власти зрелым, 42-летним мужчиной, из парфянского заложника став царем, в обмен на свободу уступив Парфии «70 долин» приграничной земли, пришел в очередную эпоху исторических перемен, когда республиканский Рим, познав вкус роскоши после уничтожения сказочно богатого Карфагена, стремительно шел к диктатуре и всяким триумвиратам через гражданские войны и восстания рабов, в военных походах отбирал у всего мира все, что ему хотелось, ничего не давая взамен. И возбуждал к себе дикую ненависть у всех народов того мира. Не будем разбирать все походы и победы Тиграна, отметим только самые значимые.

Союзником Тиграна II был не менее колоритный и яркий герой своего времени, понтийский правитель Митридат VI Евпатор, который свою родословную возводил к персидским и македонским царям, считая всех римских патрициев выскочками и чернью. Прекрасно образованный, он говорил на всех наречиях и языках малоазийских государств, считал себя вторым Ганнибалом хотя бы потому, что так же люто ненавидел Рим…

Свой союз понтийский и армянский цари закрепили династическим браком. Митридат, который был гораздо младше Тиграна, отдал ему в жены свою 16-летнюю дочь Клеопатру-младшую (у него была и Клеопатра-старшая от другой жены). 43-летний Тигран, у которого уже была семья, принял ее как «старшую жену».

Совместный поход они тоже начали по-особому. Предприняв его против соседней Каппадокии, которая к тому моменту находилась под властью Рима, правители договорились: «Земля — Митридату, все, что на земле — Тиграну». «Все» — это не только движимое имущество, но и люди. Тигран начал плотно заселять свою землю, укреплять и расширять города, строить новые, поощрять торговлю, развитие ремесел, товарообмен. Все это поднимало страну до той поры, пока царь не стал выходить за границы своего государства.

Первым делом он вернул себе те «70 долин», которые уступил Парфии в качестве выкупа. Именно там, недалеко от современного Диарбакыра он заложил жемчужину своего царства — новую столицу Тигранакерт, которая не должна была уступать никакой другой столице по своему богатству, красоте и роскоши. (Одновременно с ней строились и другие Тигранакерты и Тигранаваны по всей Армении. Один из них — Тигранакерт в Арцахе). Далее перед правителем открылись дороги на юг и на восток. Цари Атропатены, Гордиены (ныне — Ботан), Адиабены (Ассирия), и Осроены (Эдесса) стали его вассалами и сопровождали Тиграна, куда бы он ни поехал. Также армянский царь присоединил Северную Месопотамию, города и государства Переднего Востока встречали Тиграна как освободителя от римского ига. Как красочно выражались историки, «Сирия упала в руки Тиграна как перезрелый плод». Сирийская Антиохия, средоточие сладкой жизни и роскоши восточного средиземноморья, стала южной столицей его царства. Тигран дошел до Набатейского царства (современные ОАЭ) и Киликии, в южном средиземноморье стоял армянский флот, а армянские земли заселяли жители греческих городов, Каппадокии и Коммагены (в основном еврейского происхождения). Но… землю завоевывают военные, а держит — народ. Какой народ? Завоеванный? Тот, который отрекся от Рима? Забегая вперед, отметим, что этот же народ потом отрекся и от Тиграна, которого величал богом.

За войском шли армянские крестьяне, ремесленники, торговцы — осваивать новые земли для своего царя. В Армению направлялся один людской поток, из Армении — другой. И получается, что на втором десятке своего правления великий царь расселил армян по всему Переднему Востоку, а «свято место» предоставил чужим, которые легко брали и плохо защищали.

Все шло хорошо, пока политика «освободителей» была приемлема для бывших римских провинций. Но в 70-е годы до нашей эры на Восток отправился римский полководец Лукулл, и в отчаянной попытке отыскать средства для новой кампании Митридат VI обложил тяжелыми налогами недавно освобожденные города. Это было страшной ошибкой, которая привела к массовому переходу «освобожденных от Рима» земель опять же на сторону Рима. Лукулл взял Понтийское царство и оттуда двинулся на Армению. Через область, полностью посвященную храмовым хозяйствам, грабя и разоряя святилища, он спустился к столице Тигранакерт. Сам Тигран тогда был в далекой Финикии. 6 октября 69 года до нашей эры началась осада города. Королевский полк сумел пробить окружение и вывезти царскую семью и казну, однако из-за предательства гарнизона (он состоял из наемников) город был взят и отдан мародерам.

Тигран сумел дать отпор только у берегов Арацани (сейчас — Мурат). Ему, семидесятилетнему старцу, удалось остановить римский натиск, но все изменилось, когда через год, в 67 году до нашей эры на армянские земли вступил полководец, триумвир Гней Помпей. Зажатый между Парфией и Римом, Тигран вынужденно пошел на переговоры…

Казалось, за один год он потерял все: и страну, и семью. Царь сам приговорил к смерти двух своих сыновей от Клеопатры, подозревая их в измене, третий сын открыто перешел на сторону Рима, попросив у Помпея защиты и помощи, сама Клеопатра вслед за отцом сбежала к своему брату на север, в Синопу.

Все вернулось на круги своя. Арташат — столица, где идут переговоры с Помпеем, Тигран — царь Армении, и это не оспаривается Римом, рядом с ним — старший сын, соправитель его, умный, талантливый и образованный Артавазд, наверное, единственный свидетель обретенного и потерянного величия. За двадцать лет правления Тигран из бывшего царского заложника превратился в императора, бога, а после — снова в побежденного противника. В годы величия царский дворец был предоставлен всем мыслителям и историкам мира, которые наперебой хвалили и прославляли его. Он жил, освещаемый лучами славы, а когда солнце светит высоко над головой, человек не замечает своей тени — неотделимой части, подтверждения себя — своего народа, который следовал за ним, заселяя новые земли, города, поселения…

Согласно принятому этикету, Тигран снял диадему и последние шаги к римскому лагерю прошел пешком. Царь, которого величали богом. Помпей принял его с почетом и предложил приемлемые условия: отказ от всех завоеваний и дань в 6 тысяч талантов серебром.

После Арташатского договора Помпею еще понадобилось насколько лет, чтобы вернуть земли Тиграна Риму. Земли, на которых за 20-летнее владение образовались крепкие, обширные армянские поселения. Тогда это казалось верным и быстрым решением, но о последствиях старались не думать.

И вот круг сомкнулся. Тигран Великий возвращался в свою столицу из лагеря, как тогда, 30 лет назад, из Парфии. Уходящее солнце светило в спину, и наверное впервые в жизни старый, уставший властелин заметил свою тень — длинную, нечеткую, растянувшуюся перед ним, намного превосходя в своей длине его рост.

Подумал ли он о том, как рассыпался его народ по всему свету? И для чего? Ради кого? Ради воли к власти одного человека?

Тигран младший был увезен в Рим и там казнен в 58 году до нашей эры.

Тигран II управлял страной еще десять лет. Рядом с ним был его Артавазд, сын и соправитель. Он прожил великую жизнь и оставил потомкам благоустроенную Родину…

Историк, переводчик, преподаватель армянского языка Нуне Мхитарян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image