ПРАЖСКАЯ ОСЕНЬ ПАШИНЯНА, или ПОЧЕМУ МЫ ПРОИГРЫВАЕМ В ПРОПАГАНДИСТСКОЙ ВОЙНЕ

13 октября, 2022 - 13:28

Осенний визит премьер-министра Армении в Прагу и участие в проходившем в рамках неформального саммита Евросоюза собрании европейского политического сообщества 44 стран напомнили мне 1994 год – визит возглавляемой спикером НС РА Бабкеном Араркцяном делегации в Бишкек, где в 1994 году было достигнуто историческое соглашение о прекращении огня, - с участием председателя НС НКР, которое потом отдельным документом ратифицировали также министры обороны.

ЗА ПРОШЕДШИЕ ТРИДЦАТЬ ЛЕТ ЭТО БЫЛО УНИКАЛЬНОЕ УЧАСТИЕ в четырехсторонней встрече по карабахским переговорам, на которой из Армении были представлены ереванские корреспонденты почти всех известных международных информационных агентств: BBC, Reuters, UPI, Francepress, EFE, российская служба радиостанции «Свобода», конечно же, Общественное телевидение Армении в лице светлой памяти Роберта Мависакаляна. Причем все корреспонденты отправились в Бишкек за счет собственных средств, государство выделило только бесплатное место в правительственном самолете.

Что происходило в эти дни в Бишкеке за кулисами и за столом переговоров – тема другой статьи, к которой в свое время уже обращался в газете «Азг», однако сейчас хочу напомнить про проделанную армянскими журналистами отличную работу. Из Бишкека мы представили всемирно известным СМИ точку зрения армянской стороны и важность международного признания арцахской проблемы, что оказало беспрецедентное влияние на международную новостную ленту. Даже государственные круги в Армении были удивлены, в результате чего  Бабкен Араркцян на пути в Ереван, сев в самолет, сразу подошел к журналистам и, выразив свое восхищение, искренне поблагодарил нас за проделанную работу.

Почему я вспомнил эту историю? Вам может показаться, что премьер-министр Армении Никол Пашинян приехал в Прагу с подобной группой и привлек внимание европейского медиаполя? Отнюдь. Наоборот. Ни один журналист не приехал. Среди 1200 аккредитованных на саммите журналистов было два журналиста армянской национальности: главный редактор журнала «Орер», автор этих строк, и руководитель армянской службы радиостанции «Азатутюн» Эгине Буниатян, из Праги.

Президенты Турции и Азербайджана в этом вопросе более дальновидны, у них есть профессиональные команды, которые приехали вместе с ними в Прагу, Эрдоган привез с собой почти полный автобус журналистов, Алиев привез чуть меньше. Служба протокола Эрдогана еще до саммита уже выбрала, в каком зале президент Турции проведет пресс-конференцию, причем в ряду национальных пресс-конференций это был самый большой зал. Алиев выбрал другой формат и решил отвечать только своим журналистам, стоя на улице, перед Пражской крепостью .

Армянская делегация не только не отреагировала на наши запросы (мы направили электронные письма и в пресс-службу правительства, и пресс-секретарю МИД), но и не пожелала даже выйти на связь с армянскими журналистами во время самого саммита. Только от приветливого сотрудника аппарата правительства Армении мы узнали, что мы не можем присутствовать на встречах, а какого-либо интервью или брифинга не предусмотрено. Почему? Кого боится бывший журналист Никол Пашинян? Журналистов? В свое время я освещал много саммитов, но подобного информационного вакуума никогда не испытывал. Как минимум, пресс-секретари или министры иностранных дел сразу же давали комментарии журналистам. В данном случае, когда пресс-секретарем Никола Пашиняна является он сам, мы, естественно, были лишены также и этой возможности. Никаких результатов не дали также попытки журналиста радиостанции «Азатутюн» связаться с Мирзояном или Рубиняном. По этой причине международные информационные службы распространили только турецкую и азербайджанскую точки зрения, а написанный Пашиняном ответ в Twitter, оказался уже запоздавшим, поскольку Эрдоган и Алиев опередили.

УЧИТЬСЯ НИКОГДА НЕ ПОЗДНО, ОСОБЕННО КОГДА ТЫ НОВИЧОК в системе государственного управления и далек от способностей здраво управлять государством. Но, по крайней мере, в вопросах прессы казалось, что премьер-министр с не таким уж и далеким журналистским прошлым должен был быть более свободным и динамичным. Однако реальность показывает обратное. Именно поэтому, особенно после 44-дневной войны, в международной новостной сети просматривается пораженчество Армении – и в плане государственной политики, и в стремлении попасть в новостные потоки. Более того, когда осуществляется имитация установления добрых армяно-азербайджанских отношений, это полностью блокирует, как минимум, проводимую армянской диаспорой антиазербайджанскую пропаганду.

Свидетельством этому была также организованная чешско-армянской общиной демонстрация у здания МИД Чехии (которое находилось недалеко от Пражской крепости и делегации проходили мимо этого здания), осуждающая последнюю агрессию со стороны Азербайджана, и передача письма правительству и парламенту страны-председателя ЕС с требованием применить санкции против Азербайджана. По всей вероятности, Алиев, заранее зная об этой акции, привез с собой в Прагу 57 телохранителей, которые должны были охранять его на протяжении всего пребывания. Немало телохранителей сопровождали также и Эрдогана. Во всяком случае, выбранными ими форматами общения с прессой им удалось оттеснить Пашиняна на задний план, опять продвинув свои точки зрения.

Судя по телекадрам, Алиев на протяжении всего саммита находился в приподнятом настроении, шутил со своими журналистами, в том числе также в приподнятом настроении разговаривал с премьер-министром Армении. Эрдоган был уставший, но в оптимистичном настроении, видно было, что он доволен встречей с Пашиняном, поэтому твердо настаивал на том, что в регионе все будет хорошо и будут мирно жить с соседями, только подписали бы соглашение с Азербайджаном. Интересно, что и Алиев был очень доволен посредническими услугами Мишеля. Судя по всему, существует внутренняя договоренность с ЕС вокруг низких цен на поставку газа или нефти, а взамен Мишель пообещал уговорить Пашиняна. Остается предполагать, что единственным человеком, более или менее поддержавшим армянскую сторону в этих переговорах, был президент Франции Макрон.

В политическом плане, не обсуждая содержательную часть принятого заявления, можем лишь отметить, что оно дает армянской стороне возможность выиграть время и объединить и перераспределить имеющиеся ресурсы. В этот крайне опасный период необходимо протянуть руку всем и создать общеармянский мозговой центр, иначе одними лишь силами власти выйти из этого кризиса будет крайне сложно.

Следующая проблема – европейские темы. Мы ничего не узнали о том, каково мнение Армении о Европейском политическом сообществе, что думает о встречах в таком формате. Официальная информация заключалась в том, что премьер-министр участвовал в круглом столе по теме безопасности. Что он сказал, вокруг каких тем говорил – ничего не известно. Вообще, на таких саммитах надо быть наиболее активным также в общеевропейских вопросах. Тогда как Армения ограничивается только своими проблемами, не понимая, что таким образом лишает себя возможности стать полноценным членом этой семьи. Европа уважает сильных и смелых лидеров, уверенных в себе и защищающих интересы своей страны руководителей. Слабым и трусливым могут только сочувствовать и обойти стороной.

В СВОЕ ВРЕМЯ У АРМЕНИИ В ВЕНЕ БЫЛ ОПЫТНЫЙ ПОСОЛ, светлой памяти Дживан Табибян, который был прекрасным знатоком международной политики. Не было вопроса, который бы обсуждался в ОБСЕ и он не высказал бы своего авторитетного мнения. Когда он выступал на заседаниях ОБСЕ, все молчали. В том числе и по этой причине уважали нашу страну. Сейчас, к сожалению, у нас нет табибянов, но и стремления иметь, использовать силы бывших профессиональных дипломатов тоже нет. В Армении создана атмосфера страха и раболепия, все думают о занимаемых креслах, какие-либо смелые идеи и предложения не выдвигаются, к мнениям экспертного поля проявляется избирательный подход. Между тем в эти роковые дни должно было быть ровно наоборот.

Следующая проблема – пропагандистская работа. В свое время мы предлагали открыть в Европе такой центр, который бы работал с различными учреждениями и СМИ, однако эта идея так и не стала реальностью, особенно из-за окружения прежнего президента Сержа Саргсяна. (Конечно, Брюсселе открылся офис организации «Европейские друзья Армении», но мы так и не поняли, какие результаты дал обошедшийся в миллионы долларов этот проект, который потом закрылся.) Вместо этого аналогичный центр был открыт в Ереване, который при новой власти, похоже, закрылся или был преобразован в другую структуру.

Кстати, тогда на наше предложение не откликнулись также ряд занимающих сегодня места в парламенте деятелей от власти и оппозиции, к которым мы лично обратились. Почему? Потому что на политическом поле Армении никогда не было деятелей, искренне преданных Армении, они не различали главное и второстепенное. Все были приспешниками действующей власти. Все думали только о своем кармане и выгоде. А редкие честные личности просто интегрировались в эту среду. Между тем пропагандистская война, в отличие от настоящей войны, не заканчивается после войны. Пропагандистская война – это постоянная, безостановочная работа, которой занимаются в основном различные структуры диаспоры. А работа, проделанная разными медиагруппами из Армении, в социальных сетях или вне их, - это всего лишь капля в море. Чтобы работа структур диаспоры была эффективной, необходимо сотрудничество также и со стороны Армении. Тогда как недоверие между диаспорой и Арменией, которое разными путями сеет официальный Ереван, только помогает нашим врагам.

Президент Турции, несмотря на то, что является опытным политиком, привез с собой большую группу советников и помощников, которые перед пресс-конференцией беседовали и информировали турецких журналистов по различным темам, рассказывали им о результатах своих переговоров и о том, какие вопросы следует затронуть во время пресс-конференции. То есть, даже такая крупная страна, как Турция, тщательно готовится к подобным мероприятиям, что, уверен, делает и Алиев. А нашего государства нет. Если у первого лица проблемы со свободным общением и ответами на вопросы на каком-либо международном языке, для этого выбирается такой член команды, который может свободно говорить по-английски и общаться с представителями международной прессы. Упустить такую площадку, где мы могли бы представить и распространить свое мнение через 1200 журналистов, было, как минимум, недальновидно и большой ошибкой. Даже если бы 50 журналистов пришли на пресс-конференцию армянской делегации, это уже было бы большим успехом. Армянские общины и организации в зарубежных странах делают все возможное, чтобы распространить статью или новость на местных медиаплощадках, а мы не пользуемся возможностью установить контакт с прибывшими в Прагу европейскими СМИ и распространить свое мнение. Например, работавшего рядом со мной голландского журналиста, который неделю назад опубликовал статью об Армении, интересовали обсуждения Армении, Турции и Азербайджана, но как обратиться к проблеме, не встретившись с армянской стороной, он не знал.

ПЕЧАЛЬНО, ЧТО ЧЕРЕЗ ТРИДЦАТЬ ЛЕТ ПОСЛЕ ОБРЕТЕНИЯ АРМЕНИЕЙ НЕЗАВИСИМОСТИ мы снова обязаны писать об этих элементарных реалиях, напоминая, что, как минимум, в последние двадцать лет на всех профессиональных встречах и собраниях диаспора-родина на эту тему велись серьезные обсуждения, об этом писалось и говорилось. Создается впечатление, что с уходом каждой власти уходит вся работающая система, и приходится повторять все с нуля для новичков, которые вообще не имеют представления об этих областях. Интересно, что это не только в сфере пропаганды. Недавно я разговаривал с одним из очень известных армянских деятелей диаспоры, который развернул активную деятельность и в Армении, и он выразил то же недовольство касательно сферы своих контактов. В этой системе за последние годы сменилось несколько министров, и с аппаратом каждого из них они вновь начинали работать с нуля.

В конце концов, Познер говорит, что патриотизм в журналистике – это когда показываешь, что плохо. Армения нуждается в системных изменениях во всех сферах, но не путем отказа от опытных профессионалов, не путем подбора людей, исходя из партийной принадлежности или предпочтений, или из того, кто в чьей акции участвовал, а путем акцента на профессиональные качества и эффективность работы.

Не знаю, наступит ли день, когда у Армении будет действительно достойный, образованный руководитель, воспитанное и самоотверженное правительство, которому больше не будем подсказывать элементарные вещи, а будем заниматься только программами прогресса.

Акоп АСАТРЯН, Прага

orer.eu/hy

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image