Голос Ассирии: интервью с лауреатом международных музыкальных конкурсов, тенором Андреем Михайловым

11 мая, 2023 - 18:14

Армянский музей Москвы публикует запись беседы с лауреатом международных музыкальных конкурсов, певцом-тенором, выпускником государственного музыкального-педагогического института имени М.М. Ипполитова-Иванова и Института Современного Искусства, представителем древнего ассирийского народа, Андреем Михайловым.

Арсен Геворгян: Андрей, расскажите, пожалуйста, как вы попали в мир музыки? 

Андрей Михайлов: Всё началось в детстве. Я полюбил музыку еще будучи ребенком, меня всегда привлекало пение. Постепенно начал изучать оперу более подробно и впоследствии понял, что я хочу идти по профессиональной стезе в этом направлении.

АГ: Я часто задаю такой вопрос творческим людям: какие качества необходимы для развития в вашей специальности?

АМ: На мой взгляд, самое главное качество — это характер человека. Его стремление, желание и любовь к тому, чем он занимается, то есть к тому, в чем он хочет достичь совершенства. Это любовь, уважение и, конечно же, беззаветная отдача музыке. Другими словами — искренность: душа и сердце, пропустить все через себя, понять и сделать выводы для чего это тебе нужно.

АГ: Какие особые моменты своего творческого пути вы могли бы выделить?

АМ: Думаю, что это поездки зарубеж. Я ассириец, два раза по этой национальной линии я был на гастролях в Австралии и один раз в Америке. Эти поездки запомнились мне теплотой встречи, открытостью людей. Там я увидел людей своей же национальности, но немного в другом ключе. Было очень интересно, это хороший опыт.

АГ: Вы являетесь тенором — это особая разновидность певческого голоса в оперных партиях. Насколько сложно подобную технику пения освоить любителю?

АМ: Певческий процесс очень сложный. Он сложен психологически, нужно крепкое здоровье. Любой начинающий певец — в своем роде любитель,  он с чего-то начинает и потихоньку осваивает навык пения. На мой взгляд, самый главный критерий в постижении академического вокала — это помощь вокального педагога. Без него никуда.

В моей творческой карьере было много педагогов, от каждого из них я брал что-то свое. Пусть это были плохие или хорошие результаты, но даже у плохого вокального педагога можно чему-то научиться. 

АГ: Есть ли у вас музыкальные кумиры?

АМ: Есть музыкальные кумиры еще с детства. Это такие маститые певцы, основа основ: наш русский оперный бас Федор Шаляпин и итальянский тенор Энрико Карузо. Вот с их творчества я начинал свое знакомство с оперой.

АГ: Мне вспомнился рассказ американского писателя-прозаика армянского происхождения Уильяма Сарояна «70 тысяч ассирийцев». Какого чувствовать себя представителем народа, который является ровесником Вавилона. Есть ли здесь какая-нибудь ответственность?

АМ: В какой-то мере да. Родителей не выбирают — раз ты родился ассирийцем, значит, Господь дал такую возможность. Ответственность в моем случае заключается немного в другом. Я родился в простой семье. С детства знал, что являюсь ассирийцем. Мама владела ассирийским, папа — нет. Скорее относился к этому спокойно. В детстве началось мое увлечение историей Ассирийского государства. Мой интерес к ассирийской культуре возрос уже в бытность профессиональным певцом. В моем исполнении есть песни на многих языках. Мне хотелось узнать, а есть ли у нас народные мелодии, композиторы, богата ли ассирийская культура. В моем окружении появились ассирийцы, которые стали мне помогать в этом вопросе. Таким образом, выяснилось, что есть ассирийские композиторы. Вместе мы находили ноты их произведений. Ответственность для меня заключается не в том, что я горжусь, что я ассириец. Да, я горжусь, но главное для меня — задача преподнести ассирийскую музыку в классическом академическом ключе так, чтобы она осталась навеки.

АГ: Снова вернусь к Сарояну. В этом же рассказе он упомянул о близости армян и ассирийцев. «Ассирийцы из той же части света, что и мы (Передняя Азия), у них носы похожи на наши, сердца похожи на наши». Чувствуете ли вы культурную и духовную близость между нашими народами?

АМ: Основной момент духовной близости с Арменией — это то, что моя мама родилась в этой стране. Поэтому я с детства слышал армянский язык и бывал в стране, где она родилась.

АГ: Есть ли какие-нибудь армянские музыкальные деятели, которые вам нравятся?

АМ: Есть — Арам Хачатурян, Арно Бабаджян. У Арно Бабаджаняна есть много замечательных классических произведений, которые исполняются по всему миру в лучших концертных залах. Но есть и эстрадные песни, например, «Песня о Москве», «Ноктюрн», «Вокализ». Я исполнял «Ноктюрн» Бабаджаняна на стихи Роберта Рождественского. И еще исполнял песню на армянском языке «չքնաղ երազ» (чудесный сон). Ее, если не ошибаюсь, пел Рубен Матевосян.

АГ: Принимали ли вы участие в армянских музыкальных проектах?

АМ: До марта этого года — нет. Но в марте 2023 года я был приглашен на «Вечер Контрастов», организованный армянской общиной Люберец.

АГ: Доводилось ли вам бывать на территории современного Ирака, где когда-то была Ниневия, Ассирия?

АМ: К сожалению, не бывал, но это есть в планах. Хотелось бы увидеть земли наших предков, историческую Родину. Хотя корни моих родителей идут не из Ирака. Со стороны матери предки жили в Иране, а со стороны отца — в Турции. Хотелось бы посетить в Иран: там каждый год летом проходил футбольный спортивный фестиваль. Туда съезжались команды из многих стран: Армении и Грузии.

АГ: Что бы вы пожелали начинающим певцам, которые хотят раскрыть свой талант?

АМ: Самое главное — оставаться самим собой и искренне верить в то, что ты делаешь.

Беседовал Арсен Геворгян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image