БАКУ МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ

8 ноября, 2023 - 11:54

Израиль и Турция опять сильно перессорились и стоят на пороге жесткой конфронтации. Причина известна: палестинская проблема и карательная операция ЦАХАЛ в Газе. 4 ноября Турция отозвала своего посла в Израиле «для консультаций». Сам же Израиль еще 28 октября отозвал своих дипломатов из Анкары «ввиду все более жестких заявлений» турецкого правительства.

АНАЛОГИЧНЫМ ОБРАЗОМ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ДВУМЯ ЭТИМИ государствами резко обострились в 2010 году, когда возглавляемая Турцией флотилия, пытавшаяся прорвать израильскую блокаду сектора Газа, вступила в столкновение с израильским спецназом, в результате чего погибли десять турецких граждан, находившихся на борту судов с «гуманитарным грузом». И хотя инцидент резко подорвал взаимное доверие, спустя уже несколько лет Анкара и Тель-Авив начали прилагать большие усилия для выхода на прежний уровень тесного взаимодействия и дружбы.

В 2022 г. Турция и Израиль полностью восстановили дипломатические отношения и заметно улучшили показатели торгово-экономического и политического партнерства. И вот не успевшие толком нормализоваться связи опять подорваны, и опять на почве палестинского вопроса.

Спектр проблем и сфер интересов, где стороны в случае обоюдного отказа от компромисса неизбежно скрестят шпаги и ввяжутся в борьбу, весьма обширен. Это и политический кризис вокруг все того же палестинского вопроса, и иранская проблема, и углубление соперничества за обладание углеводородными залежами в Восточном Средиземноморье, и ситуация вокруг курдского движения за создание собственной государственности, и конкуренция за степень лояльности к себе мировых гегемонов… При условии сохранения и углубления нового кризиса в отношениях, во всех областях, где раньше Анкара и Тель-Авив достаточно продуктивно взаимодействовали, ожидается безальтернативное и жесткое противостояние, которое местами может даже опосредованно вылиться в нечто большее, чем чисто политическая ссора.

Наглядным примером прежнего турецкого-израильского взаимодействия и одновременно поля для их бескомпромиссной борьбы в перспективе является Азербайджан. Эта страна в равной степени поддерживала максимально дружественные и союзнические отношения и с Анкарой, и с Тель-Авивом, каждой из сторон предоставив возможность встроить Баку в ключевые ниши своих геополитических доктрин. Распространение разнопланового турецкого влияния на Азербайджан началось уже в девяностые годы прошлого века, тогда как Израиль пристально присмотрелся к прикаспийской республике в начале нулевых и к исходу первого десятилетия уже успел основательно подготовить почву для своего внедрения.

В этом отрезке времени Турция и Израиль пребывали еще в комфортной зоне союзничества и солидарности практически по всему спектру региональной проблематики, главной причиной чего являлось фундаментальное присутствие западных гегемонов на Ближнем Востоке и их незыблемый патронат над Анкарой и Тель-Авивом. Возможно, Турция к тому времени и испытывала политическую ревность к Азербайджану за флирт с Израилем, однако особо не препятствовала установлению азербайджано-израильских связей. Во-первых, не имея пока что для этого достаточных возможностей, во-вторых, рассчитывая на то, что израильское влияние так или иначе ослабит позиции России в Азербайджане и поспособствует ее вытеснению из региона.

С НАЧАЛОМ, ТАК НАЗЫВАЕМОЙ, АРАБСКОЙ ВЕСНЫ ПРОЦЕСС военно-политической и финансово-экономической экспансии Анкары и Тель-Авива в Азербайджан кратно возрос, но и тогда стороны пытались сгладить острые углы неизбежных «терок» и даже гармонизировать свои действия. Турция, исходя из опасений упустить Азербайджан в поле влияния усиливающегося Ирана, дала зеленый свет масштабному израильскому внедрению в военно-промышленный комплекс прикаспийской республики и выстраиванию разведывательных коммуникаций в этот стране для тотальной слежки за Ираном.

Израиль же, в свою очередь, всячески способствовал усилению роли Турции в политической повестке Азербайджана, педалируя здесь всплеск националистических протурецких настроений в противовес шиитским проиранским идеологическим течениям, бурным потоком хлынувшим в секулярный Азербайджан благодаря новой доктрине ИРИ по собиранию своего историко-цивилизационного наследия.

Такой своеобразный турецко-израильский симбиоз в политико-пространственном поле Азербайджана был настолько эффективен, что даже упомянутый выше инцидент с турецким судном Mavi Marmara и его последствия на деле не помешали негласному взаимодействию и продолжению дележа сфер влияния Анкары и Тель-Авива в Азербайджане. Однако, в этом деле, конечно же, ключевую роль сыграл алиевский режим, проявивший гибкость и умение сохранять баланс.

Подготовка к силовому сценарию решения карабахской проблемы путем самого тесного взаимодействия с обеими сторонами побудила властную элиту Азербайджана предотвратить углубление противоречий между Турцией и Израилем на азербайджанском треке и тем самым сохранить экзистенциально необходимый Баку баланс отношений с обеими странами. Более того, опыт сохранения взаимодействия Турции и Израиля в Азербайджане был настолько удачным, что Ильхам Алиев даже попытался перенести его на весь глобальный спектр взаимоотношений Анкары и Тель-Авива, несколько раз заявив, что готов взять на себя роль посредника и помирить рассорившиеся страны.

Тем самым Баку удалось выиграть время и четко разграничить сферы влияния двух своих стратегических союзников в Азербайджане, не допустив их столкновения и процесса взаимного выдавливания из прикаспийской республики. Вследствие этого в карабахские войны 2016, 2020 и 2023 гг. турецкая и израильская стороны были вовлечены с разными технико-боевыми задачами, но участвовали в тесной кооперации, что и привело в итоге к победе Азербайджана.

ГРАМОТНАЯ ИГРА НА СОХРАНЕНИЕ БАЛАНСА ИНТЕРЕСОВ Турции и Израиля в Азербайджане принесла Баку свои плоды, и сорвавший их Алиев сейчас успешно ими пользуется. Однако как он поведет себя в условиях нового обострения турецко-израильского отношений – большой вопрос. Ведь нынешние обстоятельства кардинально разнятся от прежних.

Во-первых, Карабах завоеван, и у Азербайджана может ослабнуть чувство нужды в прежних союзниках, и прежде всего - в далеком Израиле. Во-вторых, новая турецко-израильская ссора выходит далеко за рамки традиционной  личностной неприязни между Эрдоганом и Нетаньяху и является следствием глубинных, тектонических сдвигов на обширной геополитической карте мира. И личность Алиева, если он задумает мирить стороны, слишком мелка для урегулирования взаимоотношений Израиля и Турции даже только на азербайджанском треке.

Складывается ощущение, что некие силы фундаментально разводят Турцию и Израиль по разные стороны мировых баррикад, сколько бы такая диспозиция ни претила их собственным интересам. В такой ситуации Азербайджану придется делать крайне тяжелый для себя выбор, который в любом случае может обернуться критическими для Баку последствиями. Ведь  влияние обеих стран на Азербайджан, его финансово-экономические структуры, политические элиты и, в конце концов, на боеспособность армии и ее оснащение колоссально. Резкая дисбалансизация роли геополитических патронов Баку может расшатать страну изнутри и снаружи и обратить карабахскую победу в мыльный пузырь.

Уже сейчас, несмотря на сохранение гробового молчания в отношении этой дилеммы, в азербайджанской прессе и в экспертном сообществе наблюдаются признаки метаний бакинской власти. В качестве наглядного примера можно вспомнить подчеркнуто произраильские заявления азербайджанских чиновников в первые пару дней после атаки хамасовцев на израильское государство, а вслед за тем жесткое осуждение Тель-Авива министром Байрамовым на заседании ОИС. Очевидно, что первые отклики на события вокруг Газы были сделаны под явным нажимом израильтян, тогда как потом официальный Баку попытался реабилитироваться перед обозленными турками и объявил о своей солидарности с антисионистским блоком исламских стран.

ХАРАКТЕРНО ТАКЖЕ, ЧТО СМЯТЕНИЕ АЛИЕВСКОГО РЕЖИМА вызвано не только грубым давлением и использованием обеими сторонами политики «кнута» - в судорожных перебежках есть еще и фактор «пряника». Под такое определение полностью подпадает якобы внезапно совпавшее по времени с началом карательной операции в Газе решение израильского правительства предоставить азербайджанской государственной нефтегазовой компании SOCAR лицензию на разведку газа в принадлежащей Израилю северной части месторождения Левиафан в Средиземном море.

Очевидно, что Турция, испытывающая большие проблемы в сфере экономики, пока не в состоянии задобрить «младшего брата» равноценными «подарками». Посему она, скорее всего, больше будет уповать на «кнут», все чаще напоминая Алиеву о зависимости успехов азербайджанский армии от Турции, о возможности установить дипотношения с Арменией без предусловий, а также угрожая сделать ставку на радикальный националистический сегмент азербайджанской оппозиции.

Кого из двух союзников поддержит алиевский режим? К каким маневрам может прибегнуть Баку, пытаясь уйти от неизбежности однозначного выбора, если ссора Турции и Израиля окончательно перекинется за конфликтную черту? Как поведут себя азербайджанские политические и экономические элиты, сплоченность которых вокруг Алиева может рухнуть из-за их тесной привязки к турецким и израильским группам влияния в прикаспийской республике?

Ответ на эти вопросы может дать только время, которого, судя по молниеносно развивающимся событиям в регионе, осталось совсем уже немного…

Богдан АТАНЕСЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image