А.С. МАНАСЯН. ЕВРОПА В АЗЕРБАЙДЖАНО-НАГОРНОКАРАБАХСКОМ КОНФЛИКТЕ: СЛУЧАЙНАЯ ИЛИ ЗАПРОГРАМИРОВАННАЯ НЕПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ?

8 января, 2024 - 15:25

К понятию «собственная история конфликта»

Набившее оскомину выражение о том, что 1988 год является началом Карабахского конфликта, является заблуждением. Его укоренению способствовал ведущийся почти 30 лет под эгидой ОБСЕ переговорный процесс, которому была предзадана установка, что «погружение в историю» ведет проблему в такие ее глубины, где подлежащие разрешению вопросы теряют смысл или просто исчезают.

Разумеется, есть резон в таком подходе. Но уже ближайшее рассмотрение раскрывает заложенный в основе такого рассуждения подлог. Ведь история это не только отдаленное в глубинах веков прошлое. Чтобы не потерять предмет конфликта в пластах далекой истории, конфликтологией введены понятия предыстория и история конфликта, события и факты которых имеют важное, иногда прямое причинно-следственное отношение к данному «в живой конкретике» конфликту. Они указывают на глубину и масштаб вовлечения истории в контекст урегулирования, на «необходимую дозу» такого вовлечения. В своих работах по Карабахскому конфликту мы предлагали ввести в понятийный аппарат конфликтологии понятие собственная история конфликта. Ее временные пределы определяются теми признанными международным сообществом и сторонами конфликта фактами, событиями и документами, которые имеют непосредственное отношение к подлежащему урегулированию спору. Для повышения его практической эффективности мы предлагали «из материала» собственной истории конфликта в качестве основы переговорного процесса выделить приемлемую для сторон конфликта минимальную правовую папку, составленную из юридически значимых для сторон документов. В эту папку, разумеется, должны быть включены и соответствующие принципы международного права. Такая «база данных» в определенной мере задает защищенный от субъективизма и волюнтаризма вектор ведущего к миру поиска. При других (оторванных от фактологии конфликта) подходах теряются правовые ориентиры разрешения спора, предоставляя посредникам и «третьим лицам» возможность навязывать сторонам своё видение проблемы, которое обычно в угоду их интересов отрывает базовые понятия образа конфликта от реалий, где они приобрели свой подлинный смысл, и открывает двери перед произвольными их толкованиями.

В случае Карабахского конфликта, не встречая должного противодействия Еревана, посредником (т.е. ОБСЕ) из переговорного дискурса были вытеснены факты, события и документы собственной истории конфликта, включая документы, принятые непосредственными его сторонами и компетентными международными организациями. Один из типичных примеров — начало конфликта, которое из 1918 года было перемещено в 1988 год, что не могло не отразиться на всём понятийном аппарате переговорного дискурса. Фактически подверглись ломке все базовые понятия, в смысловом поле которых велись поиски разрешения конфликта. Почему именно 1918 год является началом конфликта?

1918-ый год как начало Карабахского конфликта

Исходным фактом при этом является то, что раньше этой даты конфликта с таким названием не могло иметь место в силу того, что до этого Закавказье не знало ни региона, ни административной единицы с названием Азербайджан, ни общности с этнонимом азербайджанцы. Началом азербайджано-нагорнокарабахского конфликта стал захват Баку в сентябре 1918 г. вторгшимися в регион османскими войсками и учреждение ими нового для истории региона образования с названием Азербайджанская Демократическая Республика (АДР). Мы говорим о событии вековой давности, и может показаться, что оно слишком отдалено от «живой конкретики». Но это не так. Возвращаясь к 1918-1920 годам, мы прямым текстом говорим о текущем конфликте, так как в 1991 году нынешняя Азербайджанская Республика (Аз. Р.) провозгласила себя преемницей именно АДР 1918-1920 годов. Характеризовав советизацию Азербайджана в 1920 году как его аннексию со стороны РСФСР и отвергая политико-правовое наследие Советского Азербайджана как незаконно основанной псевдореспублики, в Баку постсоветскую Азербайджанскую Республику провозгласили преемницей учрежденной в 1918 году османскими войсками Азербайджанской Демократической Республики. Этот важнейший для установления начала конфликта юридический факт, сперва был закреплен в Декларации «О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики» от 30 августа 1991 года, а потом и в «Конституционном акте о государственной независимости Азербайджанской Республики» от 18 октября 1991 года. На него ссылалась и Декларация «О провозглашении Нагорно-Карабахской Республики» (Республики Арцах) от 2 сентября 1991 года как на один из исходных юридических фактов для понимания сути конфликта. Баку установил 1918 год началом конфликта, Степанакерт дал согласие на это. Юридически исходный факт собственной истории конфликта, относительно которого позиции спорящих сторон совпали, был игнорирован ОБСЕ. Между тем, были все основания, чтобы ввести его в контекст урегулирования конфликта, так как:

1) в 1918-1920 годах Нагорный Карабах/Арцах отстоял своё право на самоопределение в вооруженном противостоянии с АДР, преемницей которой стала нынешняя Аз.Р.,

2) учрежденная оттоманской армией АДР вошла в договорные отношения с де-факто независимым Нагорным Карабахом,

3) Лига наций не оспаривала позицию Республики Армения 1918-1920 годов, указавшей Нагорный Карабах в своих границах,

4) Лига наций установила спорность территориальных притязаний (в том числе на Нагорный Карабах) АДР, констатировав вдобавок, что провозглашение независимости АДР в мае 1918 года и де-факто ее признание союзными державами в январе 1920 г. недостаточны для того, чтобы АДР считать де-юре «полностью самоуправляющимся государством».

Все эти юридически значимые факты собственной истории конфликта оказались за бортом переговорного дискурса в силу того, что началом конфликта посредником был избран 1988 год.

Нагорный Карабах как de facto независимое образование в 1918-1920 годах

В зоне безмолвия оказались не менее значимые факты, непосредственно касающиеся статуса Нагорного Карабаха в 1918-1920 годах – де факто независимого политико-административного образования, управляемого Съездом Полномочных Представителей Нагорного Карабаха (СПП НК) — институтом национальной власти, по критериям легитимности не имевшего аналога во всем регионе. Съезд ПП НК управлял армянским краем с июля 1918 г. до мая 1920 г. на территориях, где не имела суверенитета никакая другая страна — ни покинувшая историю Российская империя, ни основанная османскими войсками АДР. На первом же своём заседании Съезд объявил НК частью РА, но, учитывая её тяжелое положение, образовал подотчетный себе исполнительный орган — Народное правительство, наделенное необходимыми полномочиями для практической реализации определяемых Съездом ПП НК задач общественно-политической жизни края (от экономики и культуры до самообороны). Полномочных представителей на Съезд ПП НК делегировали сельские общины и городская армянская община города Шуши. Так, в новейшей истории в ходе распада Российской империи НК/Арцах вновь вышел на арену как де факто независимое политико-административное образование на наследственной линии армянских независимых или полунезависимых государственных образований. После падения Великой Армении (428 г.) такие образования в Арцахе существовали практически непрерывно до включения Закавказья в состав России, обещавшей на основе карабахских армянских княжеств восстановить «армянское независимое кроме России» христианское государство».

Со Съездом ПП НК и Народным Правительством вела переговоры не только учрежденная турками в сентябре 1918 года Азербайджанская Демократическая Республика, но и вошедшая в ноябре 1918 года в Баку британская военная миссия во главе с генералом Томсоном. Как турки, так и англичане в переговорах с СПП НК безуспешно добивались подчинения НК АДР. Требование турок было отвергнуто 18 октября 1918 г. у села Мсмна, где армянскими формированиями самообороны был разгромлен ворвавшийся в НК турецкий полк. В августе 1919 г. под давлением заменившей турецких войск британской военной миссии СПП НК на своем седьмом заседании уполномочил Народное Правительство НК заключить с правительством АДР «Временное соглашение» о том, что НК временно считает себя в пределах АДР до окончательного решения вопроса о статусе НК на Парижской мирной конференции. Заключенным Соглашением АДР не получила суверенитета в НК. Но дело до Парижской мирной конференции не дошло, так как 28 апреля 1920 г. АДР перестала существовать. XI Красная армия Советской России вошла в Баку и установила Азербайджанскую Советскую Социалистическую Республику (Аз. ССР). Состоявшийся 25-29 апреля 1920 г. СПП НК на своем девятом заседании объявил «Временное соглашение» утратившим силу по факту ликвидации АДР и нарушения ею условий Временного соглашения, организовавшей 20 марта 1920 года поджог армянской Шуши и резню ее населения. Съезд ПП НК вновь объявил Нагорный Карабах неотъемлемой частью Республики Армения.

Азербайджанская Советская Социалистическая Республика как второе незаконнорожденное образование под маской «Азербайджанская Республика».

Итак, АДР была учреждена османскими войсками за пределами самой империи как новое турецкое государство. Второе такое незаконное образование за своими пределами Турция создала в 1974 году, оккупировав северные районы Республики Кипр. Незаконность обоих установлено международным сообществом. АДР не была признана Лигой наций с жесткими аргументациями. Турецкая Демократическая Республика Северного Кипра кроме своего учредителя не признается никем. Что касается АДР, то вопросы, касающиеся ее легитимности, ныне стали актуальными в связи с тем, что Азербайджанская Республика провозгласила себя преемницей АДР. Можно, конечно, ограничиться констатацией факта и, сославись на принцип ex injuria jus non oritur, «вычислить» бесспорный результат анализа актов и документов от АДР: все они юридически несостоятельны и неизбежно содержат фальсификации.

Аналогичным образом обстоят дела, связанные со второй «Азербайджанской Республикой», созданной в апреле 1920 года XI Красной армией – Азербайджанской Советской Социалистической Республикой (Аз. ССР). Ведущиеся долгие споры вокруг названия новой советской республики завершились тем, что большевистский Центр в Москве предпочел эту же маску для основанной РСФСР новой республики. Не исключено, что уже тогда большевистская элита намеревалась при удобном случае присоединить северо-восточную провинцию Ирана Азербайджан к Аз.ССР, к чему СССР был близок в конце Второй мировой войны. Отсюда и особая благожелательность Москвы к Аз. ССР в двадцатых годах, когда в ней усматривали форпост социализма на Востоке. С позиций этого проекта крайне негативно сложилось отношение к Советской Армении, от которой в пользу Аз. ССР были отторгнуты уже признанные за ней огромные территории — Нахичеван, отданный Карсским договором от 18 октября 1921 года под покровительство (не под суверенитет!) Аз. ССР и Нагорный Карабах, включенный в пределы Аз. ССР процедурно непринятым решением Кавбюро РКП/б/ от 5 июля 1921 года. Как Карсский договор, так и фактически непринятое постановление Кавбюро РКП/б/, были реализованы с грубейшими нарушениями. Статус Нахичеванского края без согласия подписавших договор сторон был изменен. В 1923 году подпротекторатной территории дали статус авотономной республики с составе Аз. ССР. Что касается Нагорного Карабаха, то в нарушение непринятого и без того аннексионисткого решения, автономию предоставили не Нагорному Карабаху, как предусматривалось, а лишь малой его части, превратив автономию в анклав. В 1991 году, когда Запад ориентировался на «бывшие республики» СССР в процессе демонтажа ядерной сверхдержавы, Азербайджанской Республике, казалось бы, было выгодно придерживаться сложившимся политико-правовым реалиям СССР и провозгласить себя правопреемницей Аз. ССР. Но в Баку вычислили, что это крайне опасно. Во первых, было осознано, что в таком случае отторжение Нагорного Карабаха и Нахичевана может стать делом правового разбирательства при проигрышной для неё позиции. Во вторых, пришлось считаться с принятым 3 апреля 1990 года законом СССР «О рорядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», по которому союзное государство подтверило право автономным образованиям и компактно проживающим народам в случае выхода союзной республики из СССР самосточтельно решать вопрос о своем статусе вплоть до провозглашения суверенного государства. Учитывая эти непреодолимые для Аз. Р. правовые преграды, в Баку решили установление советской власти в апреле 1920 года объявить как аннексию Азербайджана со стороны РСФСР, признать Аз. ССР незаконным образованием, отвергнуть связанное с советским периодом политико-правововое наследие и провозгласить Азербайджанскую Республику преемницей созданной в 1918 г. оттоманской армией Азербайджанской Демократической Республики. Этот акт, объявленный в Декларации «О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики» 30 августа 1991 года, в юридичеком развернутом формате был заявлен в «Конституционном акте о государственной независимости Азербайджанской Республики» (далее «Конституционный акт…»). Но и это не наделяло Аз. Р. легитимными границами, так как АДР таковых не имела – как в смысле их международной признанности (условно: внешней легитимности), так и в смысле законности их установления актом самоопределения, подтвержденным референдумом (условно: внутренней легитимности). Таковых не было и у Аз. ССР, от правопреемства которой отказалась Аз. Р. Не имея доводов для преодоления трудностей, связанных с территориальным правом и границами проблем, Баку обратился к нелепому с точки зрения права аргументу, в 14 пункте «Конституционного акта» сформулировав собственное видение своих территориальных притязаний в юридически нонсенсном положении: «Территория Азербайджанской Республики в исторически сложившихся границах едина, неделима и неотчуждаема».

Через некоторое время, обнаружив юридическую бессмысленность этого определения, Баку снял оригинал документа из свободного доступа в Интернете и потом сделал его доступным в post factum совершенной редакции, где слова «в исторически сложившихся границах» пропущены. Но и такая редакция, преданная гласности основного с точки зрения определения территорий и границ Аз. Р. документа не исправили ситуацию. «Конституционный акт…» остался без ссылок к основаниям, на которых были бы определены границы Аз. Р. Эта манипуляция прямо указывала, что в 1991 году Азербайджанская Республика была провозглашена без определенных территорий и границ. Иначе и не могло быть. Ведь к моменту принятия «Конституционного акта…» ни в одном из трёх образований с названием «Азербайджанская Республика», каждая из которых не являлась преемницей предыдущей, никогда не было ни акта самоопределения, ни референдума о независимости. Ни одна из них не имела легитимных границ как в смысле их признанности другими государствами (внешняя легитимность), так и законности их установления в результате самоопределения, закрепленного всенародным референдумом (внутренняя легитимность).

Какой Азербайджан явился в Алма-Ату 21 декабря 1991 года?

За ходом распада СССР следил весь мир. Всем было ясно, что наступает новый миропорядок. Многое зависело от того, как сама Европа определится с признанием новых государств на востоке континента, где тектонические политические сдвиги в декабре 1991 году подошли к финишу. Переломным пунктом ликвидации СССР как «субъекта международного права и геополитической реальности» стало подписание 8 декабря 1991 года в Беловежской пуще «Соглашения о создании Содружества Независимых Государств» (СНГ) Республикой Беларусь, Российской Федерацией (РСФСР) и Украиной как государствами — учредителями Союза ССР, подписавшими Договор об образовании СССР в 1922 году. Соглашением было заявлено о создании Содружества Независимых Государств (СНГ).

10 декабря 1991 г. на территориях Нагорно-Карабахской Автономной Области и сопредельного армянонаселенного Шаумяновского района, где Баку не успел завершить этническую чистку, состоялся референдум о независимости. 99,98% участвовавших в референдуме граждан проголосовали за независимость НКР. На территориях, где проходил референдум не имели суверенных прав ни уже упраздненный СССР, ни Азербайджанская Республика, не имевшая легитимных территориальных прав и установленных границ как в силу отсутствия опоры на своих «предшественников», так и неоформленности подобных прав актом самоопределения, закрепленным референдумом о независимости. Вот такой Азербайджан с некоторыми бывшими союзными республикаи СССР 20 декабря 1991 г. явился в Алма-Ату, чтобы вместе с ними присоединиться к Содружеству Независимых Государств (СНГ). Явился без юридической самости, без правовых критериев самоидентификации, с «исторически сложившимися границами» (как было заявлено в «Конституционном акте…») , без самоопределения и референдума о независимости. Между тем, эту юридически безликую Азербайджанскую Республику Европа решила признать еще до Алма-Аты, когда по решению Европейского Совета (Маастрихт, 9-11 декабря 1991 г.) 16 декабря 1991 г. на состоявшемся в Брюсселе заседании Совета ЕС она определила общий подход признания новых государств на постсоветском пространстве и Восточной Европе. Заявлением «двенадцати» «О будущем статусе России и других бывших республик» Европа спешила завершить демонтаж СССР и выбрала для этого самый не затратный и бесхлопотный для этой цели проект демонтажа ядерной сверхдержавы по союзным республикам. В Европе, конечно же, знали, что 21 декабря в Алма-Ату, где собрались, как она считала, «бывшие советские республики», Азербайджан явился как юридически бесстатутное образование, не соответствующее ни одному из установленных ею критериев. Не исключено, что именно Европа советовала Баку провести референдум о независимости, чтобы «правовой вуалью» прикрыть произвол в отношении легитимно состоявшейся НКР. Турция не стала ждать каких-либо «формальностей оформления легитимности». Она признала свое незаконнорожденное детище сразу после принятия «Конституционного акта…» — 9 ноября 1991 года. 29 декабря 1991 года (после Алма-Аты) Баку наконец организовал такое мероприятие, чему сразу (31 декабря) последовало признание Аз. Р. Великобританией видимо с нетерпением ждавшей этого акта. Но этот post factum референдум также не наделял Аз. Р. определенными границами. На территориях Нагорного Карабаха на состоявшемся до Алма-Аты (10 декабря 1991 г.) референдуме о независимости арцахцы голосовали за суверенитет Нагорно-Карабахской Республики и 29 декабря не участвовали в организованном Баку лжереферендуме. Что касается Нахичевана, то по действующему поныне Карсскому договору, она, уже признанная в 1920 году составной частью Советской Армении, была отдана всего лишь под покровительство (но не под суверенитет!) Аз. ССР, от правопреемства которой Аз. Р. отказалась. И здесь у Аз. Р. есть проблемы, о которых мало говорят.

Главный вывод, вытекающий из общеизвестных фактов и юридически достоверных документов, касающихся территориальных прав Азербайджанской Республики и ее притязаний на Нагорный Карабах

Итак, первое образование с названием Азербайджанская Демократическая Республика, созданная в 1918 году османскими войсками, не имела легитимнных границ в смысле их признанности государствами-членами Лиги Наций (она перестала существовать без таковых 28 апреля 1920 года). Она также не имела внутренне легитимных, т.е. законно установленных границ, возникших актом самоопределения.

Легитимными границами, как основным атрибутом государственности в указанных смыслах, не обладала и образованная XI Красной армией Азербайджанская Советская Социалистическая Республика, от «правового наследия» которой, как незаконно созданного образования, нынешняя Азербайджанская Республика отказалась (слова «правовое наследие» взяты в ковычки, так как в этом наследии Аз. ССР вряд ли можно найти что-либо, удовлетворяющему международному праву).

Определенных территорий и легитимных границ была лишена и вышедшая в 1991 году на политическую арену Азербайджанская Республика. Правовой обоснованности этого факта посвящены предыдущие параграфы данной статьи.

Из общеизвестных и неоспоримых фактов и юридически достоверных документов, касающихся территориальных прав Азербайджанской Республики в 1991 году, непреложно вытекает принципиальный вывод о том, что Нагорно-Карабахская Республика на основе проведенного 10 декабря 1991 года референдума о независимости провозгласила независимость на территориях, по международному праву не принадлежащих Азербайджанской Республике.

Фюрерша мировой демократии «не заметила» всего этого. Вопреки провозглашенному ею принципу, что на постсоветском пространстве «не будут признаваться государства, возникающие в результате агрессии», она признала Азербайджанскую Республику, по умолчанию считая, что Нагорный Карабах принадлежит этому лжегосударству. Это и развязало руки Баку, для которого не относяшийся к Азербайджанской Республике принцип территориальной целостности стал прикрытием политики геноцида народа Нагорного Карабаха. За тридцать лет в процессе ведущегося под ее эгидой переговорного процесса ОБСЕ не имела честности признать свою ошибку и не нашла времени для ее исправления, хотя и ради справедливости надо констатировать, что, проявляя обеспокоенность, она направила гражданскую Миссию наблюдателей в Армению, которые в бинокль глядели на творящиеся злодеяния.

Главный вывод, вытекающий из первоисточников и правовых документов по Нагорному Карабаху

С 1991 года, не взирая на отсутствие каких-либо оснований, Европа исходила из предположения, что Азербайджанская Республика имеет суверенные права в отношении Нагорного Карабаха, хотя правовая папка проблемы говорит прямо об обратном.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image