«Союзники так себя не ведут». Посол Армении в ЕС о запрете передач Соловьева, похищении российских дезертиров и выдаче Азербайджану бывших руководителей Карабаха

27 апреля, 2024 - 19:50

Посол Армении при ЕС Тигран Балаян в интервью The Moscow Times ответил на вопросы об отношениях Еревана с Москвой и Организацией договора о коллективной безопасности (ОДКБ), обвинив российских военных в выдаче Азербайджану бывших руководителей непризнанной Республики Нагорный Карабах.

— В начале апреля премьер-министр Пашинян в Брюсселе встретился с президентом Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен и госсекретарем США Энтони Блинкеном. Какие ставились задачи и как оцениваете итоги встречи?

— Армения пытается диверсифицировать и интенсифицировать отношения со всеми странами, включая Индию, Китай, Латинскую Америку. Например, месяц назад было большое турне главы МИД Армении по Латинской Америке. Мы открыли посольство в Уругвае. Встречу 5 апреля нужно рассматривать в этом контексте. Мы благодарны нашим партнерам в Брюсселе и Вашингтоне за эту непоколебимую поддержку суверенитета, территориальной целостности и развития Армении. В построении Армении, которая будет экономически сильна, будет дружить со всеми странами и в своем непосредственном окружении, а также с нашими традиционными партнерами, в числе которых, конечно, на первом месте стоит Россия.

— ЕС и США объявили о выделении грантов правительству Армении. Чем они могли бы еще помочь в нынешней ситуации?

— Они уже помогают. Объявленные суммы — это лишь часть обязательств, которые ЕС взял на себя в плане помощи беженцам, подвергшимся этнической чистке в Нагорном Карабахе из-за того, что Россия была не в состоянии обеспечить безопасность армян в нарушение решения Совфеда от 2020 года.

Конечно же, нам хотелось бы больше гарантий в том, что не только в случае нападения на Армению со стороны Азербайджана и его союзников будут приняты те же меры, которые традиционно принимаются в отношении страны-агрессора.

Мы хотели бы, чтобы нам помогали укреплять нашу армию, нашу обороноспособность и безопасность, реформировать наши государственные институты. В том числе речь об институтах бизнеса. Повышать качество нашей продукции, чтобы она была конкурентоспособна не только на европейском рынке. Чтобы, если будут возможные передряги, проблемы с нашим экспортом на традиционных рынках сбыта, мы могли бы очень легко диверсифицировать экспорт, поскольку эта продукция будет высокого качества.

— Под традиционными рынками вы подразумеваете Россию и ЕАЭС?

— Россия — наш традиционный самый большой рынок экспорта. И мы намерены сохранить ее в качестве одного из наших основных торгово-экономических партнеров, учитывая тот факт, что мы являемся членами ЕАЭС.

— Франция выступает в качестве лидера, выступающего за повышение безопасности Армении. А что бы вы в идеале еще хотели от ЕС?

— Рассматривать ЕС в качестве гаранта безопасности — это что-то фантастическое. Но у ЕС есть возможность помочь нам самим обеспечить свою безопасность.

Но не будем забывать, что ЕС почти год назад послал миссию наблюдателей в Армению. Я подчеркиваю, это гражданские наблюдатели. Потому что у наших российских друзей часто не соответствующие действительности оценки по характеру и роду задач этой миссии. И это стало стабилизирующим фактором. Не нужно забывать, почему эта миссия там появилась. Она появилась после того, как в сентябре 2020 года Азербайджан напал на Армению. Обстрелам подверглись более 30 населенных пунктов. Он оккупировал территорию Армении. Но из Москвы мы не услышали даже осуждения этих действий. Союзники так себя не ведут.

Возвращаюсь к вопросу о ЕС. Многие члены ЕС, особенно те, где есть военное производство, могут последовать примеру Франции и начать военное сотрудничество с Ереваном, поскольку это инвестиция в будущее региона. Восстановление военного баланса, по-моему, единственная гарантия, что диктаторский режим в Азербайджане не нападет на Армению. Ведь они не скрывают своих целей оккупировать больше армянской территории, открыть какой-то коридор, который ни по каким документам и ни по каким переговорам не должен быть открыт вне юрисдикции Армении.

— Вы имеете в виду Зангезурский коридор?

— Я прошу вас не упоминать это словосочетание. Зангезурский коридор — это вымышленное название. Мы называем это «Перекресток мира». Мы разработали проект нашего видения будущего региона и роли Армении в этом регионе как транспортного, экономического хаба. И вообще как перекрестка мира, от которого будет исходить мир, а не проблемы.

— Армения — член ОДКБ. Ереван считает, что эта организация не выполнила свои обязательства. Почему это произошло?

— Необходимо четко обозначить, почему у Армении возникли претензии к ОДКБ. Это произошло не из-за Нагорного Карабаха. Не из-за этнической чистки и военных действий Азербайджана на территории Нагорного Карабаха. А на территории Армении. Наши претензии возникли начиная с мая 2021 года, когда территория Армении была атакована, были заняты позиции внутри территории Армении. И после нашего запроса к партнерам по ОДКБ об оказании помощи мы не дождались даже формального ответа. То же самое и в отношении России. Это наша основная претензия по отношению к ОДКБ. Она даже не в состоянии выступить с заявлением, зафиксировав, что территориальная целостность Армении была нарушена. Вот в чем проблема.

Когда мы сейчас слышим, что ОДКБ готова направить наблюдателей на границу Армении, возникает вопрос, на какую границу. Где проходит граница? Признает ли ОДКБ и Россия как государство границы Армении, одного из своих основополагающих членов? До сих пор мы об этом не услышали ни в публичных заявлениях, ни за закрытыми дверями.

— Все-таки почему в ОДКБ не сформировался консенсус по отношению к недавнему вооруженному конфликту?

— Прежде всего, не было и нет консенсуса по оценке того, что случилось, почему Армения запросила помощь. Знаете, не нужно быть большим специалистом в международных отношениях, чтобы увидеть невооруженным глазом, что, например, отношения лидера Беларуси и диктатора в Баку очень теплые. Они находятся на самом высоком уровне. И межгосударственные отношения, которые зависят от отношений лидеров, — они более теплые и дружественные, чем отношение Лукашенко к руководству Армении. Лукашенко периодически критикует его по тем или иным поводам. Я думаю, Лукашенко — это не тот человек, который может себе позволить критиковать мои власти.

— Москва не готова была поддержать запрос Армении или другие члены ОДКБ?

— Я не участвовал в обсуждениях в рамках ОДКБ.

— По мнению некоторых экспертов, это связано с тем, что большая часть ОДКБ — это союзники Азербайджана, тюркские страны, как Кыргызстан, Казахстан и так далее. Причина в этом?

— Когда были беспорядки в Казахстане (январь 2022 года), то достижение консенсуса по отправке воинского контингента для помощи правительству Казахстана заняло всего лишь несколько минут. Думаю, даже при большом желании и даже при не самом большом желании достичь консенсус по нападения Азербайджана на Армению можно было если не за несколько часов, то за несколько дней. Но с мая 2021 года и до сих пор мы топчемся на месте.

— Армения в 2024 году фактически заморозила участие в ОДКБ. Какой дальнейший план?

— Последние несколько раз, когда Армения председательствовала в ОДКБ, все наши действия были направлены на укрепление этой организации и ее престижа на международной арене. Я как посол Армении в ОЗХО в Гааге лично организовывал совместное заявление стран ОДКБ в рамках исполнительного совета ОЗХО. Это была инициатива Армении. Впервые мы добились того, чтобы представителя ОДКБ пригласили на заседание ОЗХО. Я уже не говорю о наших инициативах в других международных организациях, например ОБСЕ и т. д. И сейчас вдвойне больнее смотреть, как ОДКБ кинула нас. Вдвойне больнее смотреть, что ОДКБ не в состоянии хотя бы формально отреагировать на нашу просьбу.

— Какая дальнейшая стратегия Армении в ОДКБ? Действия Еревана, очевидно, вызывают недовольство Москвы

— Как сказал премьер-министр Пашинян, мы заморозили наше участие. У нас нет постпреда, мы не назначили по квоте замгенсекретаря организации и т. д. Мы выжидаем, когда ОДКБ будет в состоянии отреагировать. Как долго это будет длиться, решается в Ереване коллегиальным образом в зависимости от информации, которую мы получаем из Москвы и из других столиц стран — участниц ОДКБ. На прошлой неделе у нас был с визитом президент Казахстана. Хотя публично это не звучало, думаю, вопрос, что так продолжаться не может, обсуждался. Территориальная целостность одного из основоположников ОДКБ нарушена на протяжении уже минимум 2 лет. И мы [ОДКБ] не в состоянии на это публично отреагировать.

— Допускаете, что с течением времени Армения может принять решение перейти от заморозки членства к выходу из ОДКБ?

— Повторю, такие решения принимаются не в Брюсселе, не в Вашингтоне, не в Париже, а в Ереване. В зависимости от многих факторов. Рассуждать гипотетически и гадать — дело неблагодарное.

— Армения ратифицировала Римский статут и стала участником Международного уголовного суда в Гааге. Москва отреагировала негативно. МУС в 2023 году выдал ордер на арест Владимира Путина и Марии Львовой-Беловой

— Ордер — это мнение прокуроров МУС.

— Безусловно. Но это означает, что в случае приезда в Армению Путин и Львова-Белова могли бы быть задержаны, верно? Насколько этот риск велик сегодня?

— Такой риск в отношении президента России сегодня полностью отсутствует. Есть четкие решения международного правосудия по иммунитету глав государств. Что заставило Армению разморозить процесс ратификации Римского статута? Именно то, что гарантии в отношении наших суверенных границ со стороны России не сработали, мы рассматриваем МУС как одну из превентивных гарантий отсутствия новых агрессий со стороны Азербайджана по отношению к Армении. И что военные преступления, которые были совершены на территории Армении со стороны оккупационных азербайджанских сил в сентябре 2020 года, будут изучены и виновные понесут наказание по решению МУС.

Что мы имели до настоящего времени? В России примерно полтора месяца назад по запросу Армении задержали так называемого азербайджанского блогера, военного преступника, который записал на видео, как в 2020 году он режет горло армянскому старику в Нагорном Карабахе. Но спустя несколько часов его выпроводили в Баку.

Поэтому ратификация МУС парламентом Армении — возвращение к принятию решений на международной арене, основанных на наших национальных интересах, которые мы в каком-то плане ограничивали в течение последних 30 лет именно потому, что у Армении были четкие гарантии по безопасности со стороны России.

— Еще один шаг в российско-армянских отношениях, который привлек внимание, — это просьба Еревана к России убрать российских пограничников из аэропорта Звартноц.

— Я бы не использовал такие категорические слова, как «убрать». И еще важен контекст. Почему российские пограничники появились в аэропорту Звартноц? В 1991 году Армения обрела независимость и Звартноц стал международным аэропортом. И это Армения попросила российских пограничников остаться и обеспечить нашу внешнюю границу по периметру внешней границы СССР. Это Армения попросила Россию оставить 102-ю базу как гаранта безопасности. И до сих пор платит, по-моему, часть расходов на содержание базы. В том же контексте мы попросили российских пограничников остаться и помочь нам с построением инфраструктуры.

Сейчас настало время, когда власти Армении решили, что больше нет необходимости в помощи российских пограничников, наших коллег, партнеров и друзей, в аэропорту Звартноц. Мы выразили благодарность за десятилетия совместной службы. Может быть, российские пограничники пригодятся где-то в другом месте. У России очень длинные границы. Где именно — это российское руководство должно решить.

Это не означает, что мы не нуждаемся в присутствии российских пограничников или российской базы на данный момент. Как недавно заявил премьер Пашинян, речи о выводе российской военной базы не идет. Ее нахождение не имеет ничего общего с договоренностями по ОДКБ. Она находится в Армении на основе двустороннего договора.

— Российские пограничники уже покинули аэропорт Звартноц?

— В нашем запросе указывалось, чтобы они не являлись на службу с 1 августа, если не ошибаюсь.

— Вы упомянули российскую военную базу в Гюмри. За последние месяцы она минимум дважды упоминалась в контексте задержания на территории Армении граждан России, дезертировавших из армии. Один из них был депортирован в Россию. Судьба второго пока неизвестна. Каково ваше отношение к подобным инцидентам на суверенной территории Армении?

— Наша позиция: действия на территории Армении, если они не разрешены законом, неприемлемы. Функции российской военной базы и военной полиции четко регулируются. Если не ошибаюсь, сейчас идут межведомственные консультации по этому поводу. Должно быть выявлено, кто арестовал, кто отдал приказ вывезти.

Если кто-то нарушил закон в России и пытается въехать на территорию Армении, у нас существует солидная договорно-правовая база, какие действия применить: арестовать, экстрадировать или что-то другое. Те эпизоды, которые вы упомянули, произошли вне этих договорных обязательств, насколько я понимаю.

Если будет заключение, что произошло нарушение законности, этих договоров, то, я думаю, будут сделаны оргвыводы, как это говорится на великом и могучем русском языке. По обе стороны.

— Еще один эпизод последнего времени в отношениях Армении и России — запрет на вещание шоу сотрудника государственного канала Россия-1, российского пропагандиста Владимира Соловьева.

— Вопрос вещания некоторых российских телеканалов. Речь не только о Соловьеве. Есть Первый канал, есть история с Марией Бутиной [была осуждена в США, сейчас депутат Госдумы от ЕР и телеведущая], которая в прайм-тайм больше 50 минут своего ток-шоу посвятила тому, что премьер-министр Армении — предатель и чуть ли не сатанист. Это приемлемо? Представьте, что на армянском ТВ кто-то на протяжении 50 минут трубит самое негативное о Путине. Как бы отреагировала Россия? Да прикрыла бы сразу все — и трансляцию, и YouTube, и так далее. Мы пока поднимаем вопрос об этом в рамках механизмов нашего двустороннего договора о трансляции ТВ передач. Но пока что решение этому не найдено.

— А что может быть?

— Ну Соловьева мы прикрыли. Тиграна Кеосаяна мы прикрыли. Я думаю, если это будет продолжаться, то другие передачи тоже будут забанены в Армении. Мы не можем наблюдать, как каждый день сама идея армянской государственности ставится под сомнение в самых наглых выражениях.

— А вообще насколько велика в Армении аудитория российских телеканалов? У этих передач есть влияние или их никто не смотрит?

— У российских государственных медиа в Армении есть определенное влияние, это однозначно. Негативное влияние. Я могу судить об этом даже по своим личным контактам. Речь идет о негативном влиянии на отношение граждан [Армении] не только к руководству Армении, но и к самой идее Армении быть независимым государством. Не могу сказать, что это сильно действует на общественное мнение. Но среди тех, для кого русский язык практически родной, кто привык смотреть российское ТВ, это оказывает влияние.

— Что вам на сегодня известно о судьбе Рубена Варданяна?

— Он был похищен, все бывшие лидеры Нагорного Карабаха находились под протекцией России. Они были переданы Азербайджану при попустительстве российского миротворческого контингента.

— Как это переданы? И Варданян тоже?

— Варданян пытался выехать в Армению. Они [Азербайджан] знали, на каком автомобиле он выехал, поэтому он был остановлен и незаконно похищен из Лачинского коридора, чье бесперебойное функционирование обязана была обеспечивать российская сторона. А другие бывшие лидеры — Бако Саакян [экс-президент непризнанной Карабахской Республики], Аркадий Гукасян [первый президент непризнанной Карабахской Республики] — были буквально переданы с базы российского миротворческого контингента в аэропорту Нагорного Карабаха Азербайджану. Они находились на российской базе в аэропорту, находились под российской протекцией. Варданян — гражданин Армении, и я лично плотно занимаюсь его освобождением, а также всех незаконно удерживаемых в Азербайджане заложников.

— Почему их передали Азербайджану? Российская сторона как-то это пояснила?

— Не знаю. Я у российских коллег об этом не спрашивал. Но в эти дни российские военные вертолеты совершили сотни рейсов из Армении в Карабах и обратно. Они, в частности, эвакуировали людей. В том числе раненых во время взрыва нефтебазы.

— Многие шаги Еревана, в том числе те, которые мы обсудили, вызывают негативную реакцию в Москве. Нет ли риска, что ситуация может пойти по сценарию, схожему с тем, что развивался в Украине, когда она попыталась пойти по пути сближения с Европой в год, предшествовавший майдану в Киеве, аннексии Россией Крыма и началу войны в Донбассе? Нет ли риска, что события дойдут до противостояния с Россией?

— К сожалению, мы слышим заявления официальных лиц России, что Армения «украинизируется». Это вызывает и у нас, и у народа Армении большую озабоченность. Я отвечу следующее. В совместном пресс-релизе от имени фон дер Ляйен, Блинкена, Пашиняна, Саманты Пауэрс, Борреля много сказано о поддержке Армении в политическом, экономическом, гуманитарном плане, также в плане верховенства закона, торговли, сельскохозяйственной энергетики и т. д. А мы можем услышать такие же заявления и действия со стороны Москвы — что мы готовы вам помочь в том-то и том-то, вот наша дорожная карта? Почему мы не слышим? В Армении есть такая поговорка: «Опять необходимо начать объяснять русским интерес России». Нет, мы не хотим это делать. Это неблагодарное дело. Думаю, в интересах друзей Армении иметь независимую, стабильную и дружественную страну. Испокон веков Армения для России и Россия для Армении является другом. Мы не хотим потерять друга. Мы не сделали ровным счетом ничего, чтобы потерять Россию как друга. Мы до сих пор делаем все возможное, чтобы Россия была нашим верным другом. И я бы очень хотел, чтобы из Москвы из уст тех, кто каждую неделю в выступлениях, интервью, на пресс-конференциях нагнетает обстановку, оскорбляет Армению, обвиняет во враждебности, в украинизации, звучали вот такие заявления: «Мы вам готовы помочь, вот наша дорожная карта».

— Сегодня война в Украине идет уже третий год. Что вы об этом думаете?

— Это большая трагедия, это, конечно, большая человеческая трагедия. Как сказал премьер-министр Пашинян, я могу просто процитировать его. Мы признаем территориальную целостность Украины в соответствии с Алма-Атинской декларацией.

— Ощущаете ли Ереван давление со стороны Москвы по этому вопросу?

— Мы чувствуем давление с разных сторон. Но пока я бы сказал вам, что мы пытаемся строить наши отношения с Россией независимо от того, что Россия делает на Украине.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image